Овес и сено
Back Up Next

_ (38)

  -- А вы кто будете? Художники? -- спросил продавец, подбородок которого был слегка запорошен киноварью.

  -- Художники, -- ответил Бендер, -- баталисты и маринисты.

  -- Тогда вам не сюда нужно, - сказал продавец, снимая с прилавка пакеты и банки.

  -- Как не сюда! -- воскликнул Остап. - А куда же?

  -- Напротив.

  Приказчик подвел друзей к двери и показал рукой на вывеску через дорогу. Там была изображена коричневая лошадиная голова и черными буквами по голубому фону выведено: "Овес и сено".

  -- Все правильно, - сказал Остап, - твердые и мягкие корма для скота. Но при чем же тут наш брат -- художник? Не вижу никакой связи.

  Однако связь оказалась-и очень существенная. Остап ее обнаружил уже в самом начале объяснения приказчика.

  Город всегда любил живопись, и четыре художника, издавна здесь обитавшие, основали группу "Диалектический станковист".

Они писали портреты ответственных работников и сбывали их в местный музей живописи. С течением времени число незарисованных ответработников сильно уменьшилось, что заметно снизило заработки диалектических станковистов. Но это было еще терпимо.

Годы страданий начались с тех пор, когда в город приехал новый художник, Феофан Myхин.

  Первая его работа вызвала в городе большой шум. Это был портрет заведующего гостиничным трестом. Феофан Мухин оставил станковистов далеко позади. Заведующий гостиничным трестом был изображен не масляными красками, не акварелью, не углем, не темперой, не пастелью, не гуашью и не свинцовым карандашом. Он был сработан из овса. И когда художник Мухин перевозил на извозчике картину в музей, лошадь беспокойно оглядывалась и ржала.

  С течением времени Мухин стал употреблять также и другие злаки.

  Имели громовой успех портреты из проса, пшеницы и мака, смелые наброски кукурузой и ядрицей, пейзажи из риса и натюрморты из пшена.

  Сейчас он работал над групповым портретом. Большое полотно изображало заседание окрплана. Эту картину Феофан готовил из фасоли и гороха. Но в глубине души он оставался верен овсу, который сделал ему карьеру и сбил с позиций диалектических станковистов.

  -- Овсом оно, конечно, способнее! - воскликнул Остап. - А Рубене-то с Рафаэлем дураки-маслом старались. Мы тоже дураки, вроде Леонардо да Винчи. Дайте нам желтой эмалевой краски.

  Расплачиваясь с разговорчивым продавцом, Остап спросил:

  -- Да, кстати, кто такой Плотский-Поцелуев? А то мы, знаете, не здешние, не в курсе дела.

  -- Товарищ Поцелуев -- известный работник центра, наш горожанин. Теперь из Москвы в отпуск приехал.

  -- Все понятно, - сказал Остап. - Спасибо за информацию.

До свидания!

  На улице молочные братья завидели диалектических станковистов. Все четверо, с лицами грустными и томными, как у цыган, стояли на перекрестке. Рядом с ними торчали мольберты, составленные в ружейную пирамиду.

  -- Что, служивые, плохо? - спросил Остап. - Упустили Плотского-Поцелуева?

  -- Упустили, -- застонали художники. -- Из рук ушел.

  -- Феофан перехватил? -- спросил Остап, обнаруживая хорошее знакомство с предметом.

  -- Уже пишет, халтурщик, -- ответил заместитель Генриха Наваррского. -- Овсом. К старой манере, говорит, перехожу.

Жалуется, лабазник, на кризис жанра.

  -- А где ателье этого деляги? -- полюбопытствовал Остап. -

Хочется бросить взгляд.

  Художники, у которых было много свободного времени, охотно повели Остапа и Балаганова к Феофану Мухину. Феофан работал у себя в садике, на открытом воздухе. Перед ним на табуретке сидел товарищ Плотский, человек, видимо, робкий. Он, не дыша, смотрел на художника, который, как сеятель на трехчервонной бумажке, захватывал горстями овес из лукошка и бросал его по холсту. Мухин хмурился. Ему мешали воробьи. Они дерзко подлетали к картине и выклевывали из нее отдельные детали.

  -- Сколько вы получите за эту картину? -- застенчиво спросил Плотский.

  Феофан приостановил сев, критически посмотрел на свое произведение и задумчиво ответил:

  -- Что ж! Рублей двести пятьдесят музей за нее даст.

  -- Однако дорого.

  -- А овес-то нынче, - сказал Мухин певуче, - не укупишь.

Он дорог, овес-то!

  -- Ну, как яровой клин? -- спросил Остап, просовывая голову сквозь решетку садика. -- Посевкампания, я вижу, проходит удачно. На сто процентов! Но - все это чепуха по сравнению с тем, что я видел в Москве. Там один художник сделал картину из волос. Большую картину со многими фигурами, заметьте, идеологически выдержанную, хотя художник и пользовался волосами беспартийных, - был такой грех. Но идеологически, повторяю, картина была замечательно выдержана.

Называлась она "Дед Пахом и трактор в ночном". Это была такая строптивая картина, что с ней просто не знали, что делать.

Иногда волосы на ней вставали дыбом. А в один прекрасный день она совершенно поседела, и от деда Пахома с его трактором не осталось и следа. Но художник успел отхватить за выдумку тысячи полторы. Так что вы не очень обольщайтесь, товарищ Мухин! Овес вдруг прорастет, ваши картины заколосятся, и вам уже больше никогда не придется снимать урожай.

  Диалектические станковисты сочувственно захохотали. Но Феофан не смутился.

  -- Это звучит парадоксом, -- заметил он, возобновляя посевные манипуляции.

  -- Ладно, -- сообщил Остап, прощаясь, -- сейте разумное, Доброе, вечное, а там посмотрим! Прощайте и вы, служивые.

Бросьте свои масляные краски. Переходите на мозаику из гаек, костылей и винтиков. Портрет из гаек! Замечательная идея!

  Весь день антилоповцы красили свою машину. К вечеру она стала неузнаваемой и блистала всеми оттенками яичного желтка.

  На рассвете следующего дня преображенная "Антилопа" докинула гостеприимный сарай и взяла курс на юг.

  -- Жалко, что не удалось попрощаться с хозяином. Но он так сладко спал, что его не хотелось будить. Может, ему сейчас, наконец, снится сон, которого он так долго ожидал: митрополит Двулогий благословляет чинов министерства народного просвещения в день трехсотлетия дома Романовых.

  И в ту же минуту сзади, из бревенчатого домика, послышался знакомый уже Остапу плачевный рев.

  -- Все тот же сон! - вопил старый Хворобьев. - Боже, боже!

  -- Я ошибся, -- заметил Остап. -- Ему, должно быть, приснился не митрополит Двулогий, а широкий пленум литературной группы "Кузница и усадьба". Однако черт с ним! Дела призывают нас в Черноморск.

 

 

 

 

 

Back Next