Паниковский
Back Up Next

_ (36)

 

  Остап долго еще развивал бы свои взгляды на жизнь, если бы его не перебил Балаганов.

  -- Смотрите, -- сказал он, указывая на зеленые глубины Бульвара Молодых Дарований. -- Видите, вон идет человек в соломенной шляпе?

  -- Вижу, - высокомерно сказал Остап. - Ну и что же? Это губернатор острова Борнео?

  -- Это Паниковский, - сказал Шура. - Сын лейтенанта Шмидта.

  По аллее, в тени августейших лип, склонясь немного набок, двигался немолодой уже гражданин. Твердая соломенная шляпа с рубчатыми краями боком сидела на его голове. Брюки были настолько коротки, что обнажали белые завязки кальсон. Под усами гражданина, подобно огоньку папиросы, пылал золотой зуб.

  -- Как, еще один сын? - сказал Остап. -- Это становится забавным.

  Паниковский подошел к зданию исполкома, задумчиво описал у входа восьмерку, взялся за поля шляпы обеими руками и правильно установил ее на голове, обдернул пиджак и, тяжело вздохнув, двинулся внутрь.

  -- У лейтенанта было три сына, - заметил Бендер, -- два умных, а третий дурак. Его нужно предостеречь.

  -- Не надо, - сказал Балаганов, -- пусть знает в другой раз, как нарушать конвенцию.

  -- Что это за конвенция такая?

  -- Подождите, потом скажу. Вошел, вошел!

 

Back Next