Бензин Ваш - Идеи наши!
Back Up Next

_ (3)

  -- Куда теперь ехать? -- с тоской закончил Козлевич. --

Куда податься?

  Остап помедлил, значительно посмотрел на своего рыжего компаньона и сказал:

  -- Все ваши беды происходят оттого, что вы правдоискатель.

Вы просто ягненок, неудавшийся баптист. Печально наблюдать в среде шоферов такие упадочнические настроения. У вас есть автомобиль -- и вы не знаете, куда ехать. У нас дела похуже --

у нас автомобиля нет. Но мы знаем, куда ехать. Хотите, поедем вместе?

  -- Куда? -- спросил шофер.

  -- В Черноморск, -- сказал Остап. -- У нас там небольшое интимное дело. И вам работа найдется. В Черноморске ценят предметы старины и охотно на них катаются. Поедем.

  Сперва Адам Казимирович только улыбался, словно вдова, которой ничего уже в жизни не мило. Но Бендер не жалел красок.

Он развернул перед смущенным шофером удивительные дали и тут же раскрасил их в голубой и розовый цвета.

  -- А в Арбатове вам терять нечего, кроме запасных цепей.

По дороге голодать не будете. Это я беру на себя. Бензин ваш --

идеи наши.

  Козлевич остановил машину и, все еще упираясь, хмуро сказал:

  -- Бензину мало.

  -- На пятьдесят километров хватит?

  -- Хватит на восемьдесят.

  -- В таком случае все в порядке. Я вам уже сообщил, что в идеях и мыслях у меня недостатка нет. Ровно через шестьдесят километров вас прямо на дороге будет поджидать большая железная бочка с авиационным бензином. Вам нравится авиационный бензин?

  -- Нравится, -- застенчиво ответил Козлевич. Жизнь вдруг показалась ему легкой и веселой. Ему захотелось ехать в Черноморск немедленно.

  -- И эту бочку, -- закончил Остап, -- вы получите совершенно бесплатно. Скажу более. Вас будут просить, чтобы вы приняли этот бензин.

  -- Какой бензин? -- шепнул Балаганов. -- Что вы плетете?

  Остап важно посмотрел на оранжевые веснушки, рассеянные по лицу молочного брата, и так же тихо ответил:

  -- Людей, которые не читают газет, надо морально убивать на месте. Вам я оставляю жизнь только потому, что надеюсь вас перевоспитать.

  Остап не разъяснил, какая связь существует между чтением газет и большой бочкой с бензином, которая якобы лежит на дороге.

  -- Объявляю большой скоростной пробег Арбатов-Черноморск открытым, -- торжественно сказал Остап. -- Командором пробега назначаю себя. Водителем машины зачисляется... как ваша фамилия? Адам Козлевич. Гражданин Балаганов утверждается бортмехаником с возложением на такового обязанностей прислуги за все. Только вот что, Козлевич: надпись "Эх, прокачу! " надо немедленно закрасить. Нам не нужны особые приметы.

  Через два часа машина со свежим темно-зеленым пятном на боку медленно вывалилась из гаража и в последний раз покатила по улицам города Арбатова. Надежда светилась в глазах Козлевича. Рядом с ним сидел Балаганов. Он хлопотливо перетирал тряпочкой медные части, ревностно выполняя новые для него обязанности бортмеханика. Командор пробега развалился на рыжем сиденье, с удовлетворением поглядывая на своих новых подчиненных.

  -- Адам! -- закричал он, покрывая скрежет мотора. -- Как зовут вашу тележку?

  -- "Лорен-дитрих" -- ответил Козлевич.

  -- Ну, что это за название? Машина, как военный корабль, должна иметь собственное имя. Ваш "лорендитрих" отличается замечательной скоростью и благородной красотой линий. Посему предлагаю присвоить машине название - "Антилопа-Гну". Кто против? Единогласно.

  Зеленая "Антилопа", скрипя всеми своими частями, промчалась по внешнему проезду Бульвара Молодых Дарований и вылетела на рыночную площадь.

 

 

 

 

 

Back Next