Das ist kein Feuer!

Толик был смышленым и одаренным мальчиком и всегда старался изобрести что-то новое. У него это получалось с переменным успехом, однако, по генетическому принципу, хорошее закреплялось, а плохое отсеивалось. Толику повезло, что его изобретательность нашла достойную цель в виде мышей, неизвестно как поселившихся в его квартире на пятом этаже.

Простая мышеловка была слишком проста и, что главное, не позволяла поймать больше одной мыши за ночь. А мыши размножались явно быстрее.  Поэтому, были опробованы различные дополнительные средства. Например,  подставка из фольги, сквозь дырку в центре которой торчал гвоздь с салом, а фольга и гвоздь были подключены к ближайшей розетке. Мыша на это не велась, так как чуяла ток усиками и к салу не притрагивалась. Также испытывались средства, требующие от мыша, чтобы он вскарабкался на ведро и там утонул/упал на гвозди/умер от зависти или еще что-то. Мыша также не стремилась лазить по ведрам и предпочитала лезть сразу на обеденный стол.  Еще Толик пытался вытравить мышей морозом, отдавая кухню зимней стуже. Мыше, живущей в подполе между паркетом и перекрытием, такие климатические упражнения были тоже по барабану.

И вот однажды, прогуливаясь по хозяйственному магазину, Толик заприметил большие, цвета хаки, банки, стоявшие в отделе «садоводство» и спросил у продавщицы, что это такое. Изобретательность и любопытство неразделимы и, если мы с вами просто пройдем мимо незнакомой, а значит, ненужной вещи, то Толик был не таков. Если он чего-то не знал, то пробел в знаниях должен был быть моментально заполнен. Продавщица спокойно ответила: «дымовые шашки» и отвернулась. Мысль же Толика, при этом, отрикошетив пару раз внутри черепной коробки и эффектно дав блик, видимый со стороны во вспыхнувших Толиных глазах, выкристаллизовалась в решение о применении ОМП в отдельно взятой квартире. «Дайте две», сказал Толик, протягивая авоську.

Задумка Толика была проста: Запалить дымовую шашку на кухне, с целью массового убийства грызунов, которые, по рассуждениям Толика, должны были бы задохнуться от дыма. Толик все тщательно выверил и продумал. Осталось только ждать, когда мам уйдет из дома. Мама же, увидев дымовые шашки, уже почувствовала недоброе и попросила Толика дома их не взрывать. Толик с честными глазами заверил родную мать, что взрывать их он в квартире не будет. Разумеется. Дымовые шашки не взрываются, а дымят.

Итак, когда мама ушла на работу, Толик поставил одну из шашек на газовую плиту. Он понимал, что на паркет ставить шашку опасно, что свидетельствует, кстати о том, что Толик был в здравом уме и трезвой памяти. После этого он эвакуировал кота и собаку на балкон в соседней комнате, а сам вставил запальную спичку в шашку, поджег ее, дождался розжига шашки и, по инструкции, пригасил огонь, чтобы пошел дым. После чего Толик закрыл двери на кухню, а сам пошел на балкон к ожидавшим его и заметно волнующимся зверям.

Прождав полчаса, как раз, когда мыши, по мнению Толика, должны были бы передохнуть, Толик вернулся на кухню, чтобы посмотреть, как там дела, однако ничего не смог увидеть сквозь стеклянную кухонную дверь. Там было всё черно. сначала Толик подумал, что это осела копоть и испугался, что придется делать ремонт на кухне, однако, когда он приоткрыл дверь, то понял, что это — не копоть, а дым, который стоял такой плотной завесой, что свет сквозь него не проходил.

От дыма надо было как-то избавляться. Тем более, он постепенно стал проникать в другие комнаты и уже было явно видно, как из балконной двери, там где стоял Толик с животными, в небо устремляются небольшие клубы дыма. На вопрос дворника, увидевшего столь тревожное зрелище, Толик уверенно ответил: «мышей травлю».  Избавиться от дыма можно было бы открыв кухонное окно. Вместе с тем, к этому окну нужно было бы пробраться сквозь едкий дым и на ощупь. Также, понятно, что нужно было идти к окну и открывать его, задержав дыхание, а так как окна были высокими, то вдобавок, чтобы открыть шпингалет, нужно было подставить табуретку и залезть на подоконник. Толик, при таких раскладах, понятное дело, всерьез рассчитывал найти следующую порцию чистого воздуха уже за раскрытым окном. На отступление воздуха у него не оставалось. 

Для того, чтобы дым не залез в глаза, Толик одел плавательные очки и приготовился к штурму. Стоит сказать, что кухонное окно у Толика выходило как раз на проходную одного из заводов, а в это время заканчивалась смена и народу под окнами скопилось достаточно. Люди, выходившие с проходной, наверное, навсегда запомнили эту картину: Голый Толик, в одних трусах и плавательных очках, стоял в полный рост в раскрытом настежь окне из которого валил жуткий черный дым и кричал «Это не пожар! Проходите дальше!». Пикантности добавляло то, что Толик, чтобы было понятнее, жестикулировал, показывая руками отрицание факта пожара, но внизу четко было видно, что молодой человек явно плывет брасом. Тем более, в плавательных очках.

Ну, прожарку никто не вызвал. Вызвали скорую. Но, скорая ехала не на инфаркт и потому не торопилась и в дом попала уже для того, чтобы забрать вернувшуюся к тому времени маму Толика, которой стало плохо от того, что копоть таки осела на всем, на чем могла осесть, включая потолки, обои, ковры, сервизы, мебель и одежду. В дополнение к копоти, квартира стала, как сейчас говорят «со вкусом копченостей», что делало ее нежилой минимум на месяц.

А что мыши? А мышам, живущим под полом, было по барабану, что там происходило наверху. Ведь дым — горячий и скапливался больше под потолком, чем под полом. Мышей потом переловил заведенный для этих целей кот.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *