Хищник

Знаете, бывает, общаешься с человеком, прощаешься после встречи, а потом человек исчезает. Вот так, просто. И непонятно, куда он делся. И не умер и из дому не вышел. Родные уверяют, что квартира осталась запертой изнутри. а человека — нет. Подают в розыск, пытаются найти мотивы исчезновения. Ну да, кредиты. Думают о том, как физически можно исчезнуть: Уехать по внутреннему паспорту в РФ, а оттуда — куда угодно. Регистрация на границе с РФ не ведется, если едешь поездом или автобусом. Только паспорт тоже в тумбочке остался. Да и одежда осталась, и обувь и даже зубная щетка.

В гараже будет теперь вечно лежать на полке начатая пачка сигарет, так как в семье больше никто не курит, а выбросить это рука не поднимется. Также будет висеть на крючке рабочая одежда, останется раскрытой книга, которую он читал.

Пройдет три года и наследники вступят в права наследства, так как пропавший без вести  и не найденный человек юридически будет считаться мертвым.

И только пару недель спустя после того, как все осознали исчезновения человека, после того, как сошел тяжелейший пресс допросов и расспросов, ты вдруг вспоминаешь, о чем именно ты беседовал с ним в последний раз. Следователям ты просто рассказывал, что вы сидели и болтали о разном, мало ли о чем можно болтать вечером двум людям. А они цепляются, переспрашивают, о чем именно. Должны цепляться. Ты — последний, кто его видел. Час спустя в его дом безрезультатно звонила его жена, так как не могла открыть дверь своим ключом — дверь была закрыта изнутри. Хорошо, что тебя не подозревают. А, если подозревают, то ничего не говорят. Так, продолжают задавать вопросы: «О чем вы с ним говорили перед уходом»

 А беседовать с ним было очень интересно. Он был зоологом-бихевиористом, специализирующимся на аспектах поведения хищников. Вряд-ли следователям будет интересна тема наших бесед. Да и вряд-ли они смогут сделать правильные выводы из них.

Он мог много и часами увлеченно рассказывать о том, почему те или иные животные находятся на вершине пищевой цепи и что позволяет им удерживать свое положение. Он говорил, что хищники имеют такую скорость собственного размножения, которая позволяет им существовать на существующей для них кормовой базе. При этом, их малая численность не дает возможности существовать видам, питающимся ими, так как еды для вышестоящей ступени просто не хватит. Он приводил примеры того, что любая популяция любого вида не размножается бесконтрольно, а зависит либо от хищников сверху либо от кормовой базы снизу. В любом случае, говорил он, если какой-либо вид размножается достаточно интенсивно, то он становится привлекательной экологической нишей и, со временем, звеном в пищевой цепи.

Также он рассказывал, что чем дольше вид жил вольготно и в отсутствие естественных врагов, тем неожиданней и сокрушительней для него было появление хищников. Часто хищники становились обладателями таких свойств, с которыми виды просто не могли справиться и вымирали, оставив после себя как-то приспособившееся и эволюционировавшее потомство. Поначалу, жертвы даже не способны замечать хищника. Он мимикрирует, обманывает органы чувств жертвы, передвигается в «слепых пятнах», идет с подветренной стороны. Жертва не знает о том, что есть рядом хищник, а, вначале эволюционной гонки вооружений, даже лишена способностей обнаружить или узнать хищника и как-то противостоять ему после этого.

Так, появление стрекоз полностью изменило картину жизни насекомых. Насекомые обзавелись броней и ядом, стали большую часть жизни проводить в укрытиях, увеличили скорость реакции и даже те, кто остался летать, научились делать это так, чтобы их траектория была мало предсказуема для хищника.

Появление крупных кошек совершенно изменило облик животных степей и саванн. Теперь без рогов, копыт и быстрых ног мы не представляем себе травоядных. А ведь до того, как появились рога, копыта и быстрый бег, у зверей, избравших травоядных себе в пищу, вообще не было проблем. Они просто подходили и съедали непуганое животное. Это уже потом они стали отрабатывать тактику охоты, загона, выслеживания, отбивания слабых от стада, обзавелись когтями, гривами, условными сигналами и навыками подкрадываться.

Человек в тех районах, где эволюционировал не вместе с окружающими его животными, был «неведомой зверюшкой» и звери и птицы доверчиво подпускали его к себе, не видя в нем опасность.

Затронув человека, как вид животных, ученый заметил, что человек является, по сути, единственным исключением — он является вершиной пищевой цепи, при этом, представляя из себя благодатную пищевую базу для возможных хищников. Он утверждал, что хищник для человека или уже есть или появится в скором времени. Слишком много вкусного и доверчивого мяса ходит по планете.

Он предполагал интересные вещи, что такой хищник должен обладать способностью мимикрии, маскируясь либо под других людей, либо под предметы обихода. Также, возможно, что такой хищник просто научился быть невидимым для нас только потому, что наше восприятие не дает нам полной картины мира. Человек вообще не склонен видеть то, что не укладывается в его жизненный опыт.

Такой хищник должен обладать очень сильным интеллектом. Не обязательно, это будет некая форма сознания. Скорее всего — умение хорошо экстраполировать события. Также, умение экстраполировать должно научить этого хищника тщательно отслеживать передачу знаний между людьми, чтобы люди не смогли научить друг друга наличию такого хищника. Такой хищник должен в какой-то мере понимать человеческий язык и не оставлять следов своей деятельности. Жертвы должны для окружающих просто бесследно исчезать. Эволюция должна заставить таких хищников обладать навыками такой «упредительной маскировки». Те, кто не был способен к такого рода экстраполяции и бесследному поведению, были просто забиты людьми, которые потом сложили легенды про упырей и вурдалаков.

Ученый заметил, что, возможно, такие хищники, если они существуют, не смогут угнаться за научно-техническим прогрессом и то, что быстро меняет окружающую действительность, например, информационные технологии, должно лишить их возможности спокойно охотиться.

Последнее, что он сказал, пред нашим расставанием, было это: «Пойми, Рома, в данной ситуации, хорошо, если есть такие хищники. Иначе, экологический парадокс существования большого человеческого стада придется объяснять наличием пастухов, его охраняющих, а это и нарушает принцип Оккама и ведет к тому, что нас выращивают на убой».

Больше я его не видел. И дверь в его доме была заперта изнутри.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *