Мопед

А, вернее мини-мокик. Использовал я его как раз, чтобы покататься и, как ни странно, по делу. А дело заключалось в том, что ближайший от Русановских Садов продовольственный магазин — Универсам «Олимпийский», находился в добрых 6-7 километрах от моей дачи. Катался я не долго. Так как, когда я уже перешел на второй курс  в КПИ, я попал на нем в совершенно глупую аварию, которая лишила меня волшебства поездки в колхоз с однокурсниками, так как мне «приписали» черепно-мозговую травму  и»низзя» работать на солнцепеке. 

Это был первый опыт в моей жизни, когда я понял, что если проблемы с головой, то страдать будет противоположная часть тела (в основном от болючих уколов с витаминами). Позже жизнь диалектически дополнила это правило, так как оказалось, что если искать проблемы на свою задницу, то, в свою очередь, болеть будет голова.

ДТП, в которое я попал заключалось в том, что обогнавший меня грузовик решил резко повернуть направо, а в том месте не было тротуара — большая площадка-парковка возле «Сельхозтехники». Я — цель незаметная и потому водитель нажал на тормоза только тогда, когда увидел пролетающее над кабиной тело, а не когда задние колеса грузовика перекатывались через мопед и, тем более не тогда, когда я, намереваясь избежать столкновения и падения, пытался также, как и грузовик, повернуть вместе с ним направо.

Уже потом  понял, что я достаточно испорченный человек, так как мои последние, перед ударом головой об асфальт мысли, которые могли стать последними, состояли целиком из мата.

Само ДТП замяли. Милиция меня напугала тем, что напишет письмо в ВУЗ о том, что я злостный нарушитель, а там не станут разбираться и отчислят, также мне рассказали, что грузовика с такими номерами не существует и т.п. Сам грузовик с места ДТП свалил по быстрому, когда понял, что все живы. Я же вызвал милицию, которая, приехав через час, вызвала скорую. Мопед остался лежать на асфальте с раздавленным задним колесом и вытекающим бензином. 

Скорая приехала очень быстро, посмотрела на меня-большую-ссадину и категорически отрезала — черепно-мозговая травма, надо срочно в больницу. Симптомов, кроме потери сознания у меня не было. А то, что болела голова и подташнивало, так это могло быть просто последствием стресса. 

Стоит понимать, что мобилок тогда не было и вышла типичная ситуация «Коля Герасимов вышел за кефиром». Мои дед с бабушкой сидели на даче и стандартно отгоняли от себя черные мысли, которые, именно в этом случае, были наиболее верными. Выехав в 10 утра за кефиром, я только в три часа дня смог хоть до кого-то дозвониться. Я дозвониться пытался и раньше, но мама, видимо, «висела» на телефоне и у нее все время было занято. 

Дозвониться я смог только в самой больнице. Это была Больница Скорой Помощи, или БСП. Уникальное заведение. Я просил промыть ссадины — сказали, что у них отделение про больную голову, а раны лечат в другом. Я просил повести меня в душ, чтобы хотя бы отмыть ссадины от грязи- с горем пополам нашли какое-то место с холодной водой. Рядом со мной в палате лежал строитель, упавший со стремянки, да так, что весь облился паркетным лаком. Лак санитарки на нем нашли только на второй день, когда пытались сделать ему укол в вену. Лак смыли. С локтя. И всё. Он так и лежал в лаке все то время, пока я там «лечился».

После того, что умыться — проблема, я был очень осторожен в просьбах, но все-таки, попросил позвонить. Под не терпящим лишней возни взглядом санитарки я снова набрал домашний телефон, то там снова было занято. Остальные родственники были на даче. Оставалось позвонить какой-то маминой подруге, которая потом смогла бы ей дозвониться и все рассказать. Выбор пал на тетю Наташу. Недостатком было то, что она — паникующая курица, а достоинством то, что она была нашей соседкой по даче и, что главное, могла понять по моему описанию, где лежит мопед.

Звоню я ей и начинаю издалека. «Добрый вечер, тетя Наташа». Однако я ее недооценил и она, быстро сообразив, что я же ей раньше никогда не звонил, а значит что-то случилось, а если случилось, то 100% нечто ужасное, тут же перебила меня:- Ромочка, а ты откуда звонишь? Все в порядке?, — она знала, что я на даче и что телефона там нет.
— Все хорошо, тетя Наташа. Я Вот, по какому делу:  — Я уже тогда инстинктивно знал азы телефонных переговоров и знал неуместность, в таких случаях пауз и объяснений, а потому продолжал:
— Вы знаете, где «Сельхозтехника»
— Какая Сельхозтехника? Ты где, Рома?
— Ну, если ехать на дачу, то справа от железнодорожного переезда.  Там еще большая площадка, на которой грузовики паркуются…
— Ну знаю, а что?
-Так вот, там лежит мой мопед., — мне важно это было сказать до основной новости, иначе бы тетя Наташа это не запомнила.
— А ты где, Ромочка?
— Все в порядке тетя Наташа, просто я прошу Вас, дозвонитесь маме, у нее занято, и расскажите, где лежит мопед. Надо, чтобы она его забрала до того,как его подберет кто-то другой.
— А ты почему не можешь его забрать?
— А я в Больнице Скорой Помощи.
— А-а-а!!!, — включился «panic mode» 
 Потом мне мама рассказывала, как тетя Наташа позвонила ей и, захлебываясь начала:- Валечка!… Ромочка!…. Валечка!…. Ромочка!….. Валечка….
-Стоп, он жив?
-Да.
-Ну так сядь и спокойно расскажи.
Ее рассказ начался с мопеда.  Мама взяла машину, поехала на дачу, подобрала мопед, из которого уже вытек и испарился весь бензин, доехала до дачи, выгрузила мопед и успокоила родственников. На следующий день я покинул «гостеприимную» БСП и пошел лечиться ноотропилом, который, как уже сейчас выяснилось, не лучше, чем плацебо и уколами витаминов, о которых я уже написал выше.  А мопеду подчинили колесо и больше я на нем, до его продажи, не катался. Маленькие колеса и высокий центр тяжести — вот основная опасность таких «мини». Если бы колеса были побольше, то я бы смог резко затормозить, а не пытаться уйти, от подрезающего меня грузовика, маневром.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *