Проклятие красоты

Красивые женщины редко бывают одни, но часто бывают одиноки.

Хенрик Ягодзиньский

 Голландский синдром

Это можно назвать парадоксом изобилия, когда страны, обладающие значительными природными ресурсами, являются, как часто считается, менее экономически развитыми, нежели страны с небольшими их запасами или с запасами, которые отсутствуют вовсе [1] . Почему так происходит? Основная причина заключается в том, что страна, экспортирующая ресурсы, получает большой приток иностранной валюты. Казалось бы, что все в порядке, но на практике происходит два одновременных события:

Во-первых, укрепляется курс национальной валюты. На мировом рынке национальная валюта страны экспортера пользуется возрастающим спросом и ее курс растет. В тоже время, внутри страны экспортера наблюдается избыток иностранной валюты и ее стоимость относительно местной валюты падает.

Во-вторых, рост доходов от продажи ресурсов, приводит к инфляции внутри страны. Получается, что цены в местной валюте растут, но и курс самой этой валюты также растет. Такое положение дел приводит к потере конкурентоспособности внутренних производителей на международном рынке. Никто не хочет покупать их товары втридорога. Возрастает также стоимость рабочей силы и даже местным компаниям становится выгодно переносить производство в другие страны. В итоге страна фокусируется лишь на добыче своего основного экспортного ресурса, а остальная экономика чахнет. Упадку других отраслей экономики также способствует инвестиционный климат. Инвесторам выгоднее вкладывать деньги в отрасль экономики, связанную с добычей важного ресурса, а не в другие отрасли.  И в целом отсутствует настоящая мотивация и необходимость развития реального производственного сектора, так как сырьевые доходы позволяют относительно неплохо жить и при текущем раскладе. В стране наблюдается застой и стагнация.

На сексуальном рынке происходят точно такие же процессы. Если человек обладает каким-то важным ресурсом, данным ему от рождения, то он эксплуатирует именно его и не желает инвестировать в развитие других своих достоинств. Зачем красивой девушке заниматься саморазвитием, получать хорошее образование, уметь думать, если и так все хорошо? Зачем парню-красавцу быть знатоком античной философии или уметь решать дифференциальные уравнения в уме? К тому же, если мы примем во внимание то, что уровень культуры партнера имеет крайне важное значение, то окажется, что чем развитее культура женщины, тем меньше возможных кандидатов в женихи она готова рассматривать. В свою очередь, низкий уровень культуры женщины не мешает ей быть востребованной и даже защищенной на сексуальном рынке, так как она, благодаря обычаям и законодательству, не может быть изгнана из семьи. Скорее развитый муж уйдет, оставив ограниченной жене детей, чем сможет выдворить жену с низкой культурой из семьи и оставить себе детей, чтобы передать им свою культуру. Получается: многие знания – многие печали. Чем более развита культура женщины, тем меньше шансов для нее найти подходящего партнера. Возможно правы мужчины из арабских стран, когда предлагают за образованную женщину меньше верблюдов, чем за необразованную.

Точно также и красавчик-мужчина, получив от жизни все, что ему нужно как биологической единице, а именно доступ к женским гениталиям, не будет развивать в себе прочие доблести. Работая на транзакционном уровне, он не имеет мотивации для своего саморазвития. Но, в таком случае, он, со временем, оказывается ненужным на сексуальном рынке в качестве супруга. Бизнес-стратегия «мачо» работает превосходно в отсутствие контрацептивов. Такие люди достаточно хорошо размножались методом «коврового осеменения». В экономически развитых странах такие люди обречены вымирать, если бы не одно «но». Если рассмотреть мужчину как товар на сексуальном рынке, то мы видим ряд важных для женщины характеристик, наличие и соотношение которых определяет «годность» мужчины. Ряд таких характеристик мы уже затронули: способность прокормить семью, уровень культуры, внешние данные.

Не стоит думать, что «качественный секс» является характеристикой, влияющей на выбор. Для искушенных женщин это – фактор по умолчанию. Никто не будет тратиться на пылесос, если он не сосет пыль. Если женщина терпит возле себя мужчину, то он ее удовлетворяет, в первую очередь именно как мужчина, а не как генератор грязных носков и запахов в туалете. Для неискушенных – они просто не в курсе «как еще бывает» и считают, при любых вариантах, что «так и должно быть». До тех пор, пока женщины будут находиться в рамках навязанных им и неуместных в эпоху контрацептивов и ДНК-тестов моральных устоев, они не смогут перейти к стратегии выбора из множества и будут выбирать «по очереди», тратя на каждую «пробу» драгоценное время. В таких условиях у большинства женщин просто нет и не может быть видения того, что такое «качественный секс» и бывает ли он вообще.

Можно добавлять другие характеристики, ценные для «покупателя», но больше, чем уже перечислено, не нужно, чтобы понять, почему «красавчики» продолжают размножаться [2].

Достаточно представить себе женщину с высоким уровнем культуры и хорошим достатком. Она вряд ли найдет себе партнера, который добавит что-то к ее культуре при воспитании детей. Она выше большинства. Она вряд ли найдет себе настолько богатого, чтобы это кардинально изменило ее уровень жизни. Да и не нужны ей деньги от мужчины вообще. Она знает цену своей финансовой независимости и имела в виду всех спонсоров. Она, благодаря контрацептивам, не забеременела от первого встречного, выросла из моральных устоев, стала разбираться в сексе и сложила у себя в голове вполне справедливое представление о среднем мужчине: «варвар и дебил» ну или «мужлан и солдафон». Что ей нужно, если культура и достаток партнера ей не интересны? Правильно! Красота, секс и молодость. И что мы видим в реальности? То, что многие состоявшиеся женщины находят себе именно таких мужчин. Красивых, сексуальных, молодых и всё. Умнее ли они её? При разнице в возрасте 10 и более лет, более умных не бывает. Бывают одаренные. Каков их уровень культуры? Пока не настолько, чтобы состязаться с женщиной. Для уровня няньки хватит, а там посмотрим – при правильной мотивации будет культурным. Главное не это. Главное, чтобы в постели был хорош и на людях с ним не стыдно было показаться. И мужчина обречен. Молодой и транзакционно мыслящий он ничего не сможет противопоставить мудрости и стратегии. Если на него положили глаз — все будет так, как запланировано. При этом, он останется при мнении, что это он завоевал эту женщину [3].

Эффект приманки

Выше было написано, фактически, что женщине, пока она – красавица, можно не блистать интеллектом или культурой. Самца для размножения она найдет. Транзакционного, да, но природа оставляет в живых только победителей и если для появления следующего поколения достаточно транзакционных отношений, то углубляться и не надо. Почему же, тогда, естественный отбор не отсеял как неудачниц всех умниц и просто симпатичных? Все дело в оптимизации поисковых стратегий мужчины. Это неосознанное поведение, но оно крайне рационально. Мужчины искренне любят «просто симпатичных», а «супер-красавиц» стараются избегать [4].

В маркетинге, эффект приманки  (или эффект асимметричного доминирования) — это феномен, когда потребители имеют склонность к специфическому изменению в выборе между двумя вариантами, когда им предоставляется третий вариант, который асимметрично хуже остальных. Вариант считается асимметрично худшим, когда он хуже одного из вариантов во всех аспектах, но по сравнению с другим, изначально худшим, вариантом, он хуже в некоторых аспектах, а в некоторых — лучший. Иными словами, в части специфических атрибутов, которые определяют преимущество, он полностью хуже одного варианта и частично хуже второго варианта. Когда в выборе присутствует асимметрично худший вариант, больший процент потребителей выберет изначально худший вариант, чем когда асимметрично худший вариант отсутствует [6]. Таким образом, асимметрично худшие варианты называются обманкой, которая используется для увеличения выбора изначально худшего варианта. Эффект приманки используют маркетологи, продавцы, называя его «тактикой гробовщика«, политики, использующие для привлечения голосов «технических» кандидатов или «клоунов», которые должны быть неприемлемы всему населению. Его используют и женщины, заводя себе в компаньоны непривлекательных подруг, чтобы, за счет «худшей альтернативы» привлечь к себе внимание мужчины, когда рядом будет находиться какая-нибудь 100% красавица.

Подобное поведение, которое кажется иррациональным, свойственно и животным. Так, самки тунгарских лягушек выбирают себе пару по голосу. Чем ниже тон звуков, которые издает самец, и чем дольше они длятся, а также чем чаще самец издает брачные крики, тем больше у него шансов на успех. Вкусы у всех лягушек одинаковые, и, если из двух динамиков включить записи брачных криков самцов тунгарских лягушек, самки будут подходить к тому из них, что издает, по общему мнению, более правильные звуки: у которых ниже тон или которые, к примеру, дольше длятся То есть пару самцов любая самка всегда сможет упорядочить по привлекательности. Но оказалось, что поведение лягушек может казаться иррациональным: самки чаще выбирают из двух самцов менее привлекательного, если появляется третья альтернатива, хуже первых двух [7].

Сначала исследователи убедились, что приоритеты всех 80 лягушек, участвующих в эксперименте, совпадают — то есть что из двух записей криков с отличающимися параметрами они выбирают тот, что ниже звучит, или дольше длится, или слышен чаще. Лучше, чтобы всё сразу. Упорядочив таким образом все записи брачных криков по привлекательности, ученые стали проводить эксперименты с тремя голосами. Добавление варианта, который был хуже двух других, влияло на выбор лягушки: она чаще выбирала то, что раньше, при парных сравнениях, ей нравилось меньше. Интересно, что для лягушек работал и так называемый «фантомный эффект приманки» — когда известно о существовании третьей альтернативы, но она не доступна. Чтобы смоделировать этот эффект в экспериментах, один из трех динамиков, транслировавших наименее привлекательный голос, подвешивали к потолку, так что лягушка не могла к нему подойти. Но и в этом случае третья альтернатива влияла на предпочтения лягушек и они выбирали тот вариант, что при парном сравнении раньше казался им менее привлекательным.

Но такое поведение только кажется иррациональным. На самом деле, выбирая «не самое лучшее», достигается более оптимальное решение задачи выбора. Не зря говорится, что мужчины любят одних, а женятся на других. Представьте себе задачу, схожую с задачей мужчины — надежно выбрать одну из альтернатив. Вы въезжаете на машине в какой-то важный, с туристической точки зрения, город в день какого-то карнавала. Припарковаться на улице не реально. В городе есть несколько паркингов. Также в городе тянучки и пробки – желающих въехать в город много и вам нужно и запарковать машину и успеть на карнавал. Вы, правда, сначала попытаетесь попасть на паркинг в центре города, а потом будете пробовать другие паркинги, теряя в пробках драгоценное время и рискуя не припарковаться вообще? Или вы, все-таки, проигнорируете все дальние паркинги и попытаете счастья в паркинге, который ближе к центру, но не самый центральный? Вашим рассуждениям поможет тот факт, что центральный паркинг – один, а более-менее одинаково не центровых, но «тоже ничего» — несколько, что снижает напряженность спроса, при условии, что людей с таким же, как у вас, уровнем амбиций для любого паркинга – одинаково.

Мужская тактика выбора женщины  как и тактика выбора самца тунгарскими лягушками точно такая же. Только правила «парковки» еще жестче. Вашу машину могут согнать с места, если найдется кто-то более богатый, чтобы заплатить двойную цену за час парковки. Мужчине не резон ухаживать за женщиной, расходовать на нее время и ресурсы, если велика вероятность соперничества с более способным женихом. Мужчине не резон даже подходить знакомиться с такой женщиной, ибо на нее очень высок спрос, и она отвергает потенциальных ухажеров с особым усердием. При этом, если затем пытать счастья у менее красивых, то тоже будешь отвергнут, так как никто не желает быть женщиной второго сорта. Единственная математически правильная стратегия — игнорировать суперкрасавицу. При этом, у мужчин есть одно важное преимущество перед паркующимися водителями машин. Представьте себе, что вы можете припарковать машину «где попало», а потом спокойно отправиться на поиски лучшего парковочного места или даже попытаться тихо подвинуть вон тот Бентли и постоять на элитной парковке, пока хозяин не вернулся [5].

В итоге, женщины-красавицы с хорошим уровнем культуры, которые не желают себя откровенно продавать, оказываются не у дел. Вульгарные нувориши их не интересуют, нормальные мужчины избегают и, для рационализации избегания, придумывают легенды, что все красавицы – дуры и бревна в постели, хотя, на самом деле, это им – слабо. Виноград зелен, ага. И в следующее поколение выходят просто симпатичные девушки, которых большинство и которые зачем-то мечтают стать красавицами, снабжая деньгами несколько отраслей экономики. Хотя, чтобы убедиться в неэффективности «абсолютной красоты», достаточно просто сравнить количество просмотров порно-роликов с участием «стандартных» актрис «губы, силикон, попа, ноги, макияж» и просто «типа скромных девушек».

По сути:

  • Красивые редко бывают умными. Им просто не нужно это. Однако, цитируя Оскара Уайльда, красота – это подарок на несколько лет. Если вы чертовски красивы, вам не стоит расслабляться.
  • Важный парадокс заключается в том, что начиная с некоторого уровня, чем вы лучше, тем меньше вы будете востребованы. Если хотите привлечь к себе больше партнёров, то опустите планку.
  • В любой рыночной системе, 100% использование производственных мощностей не ожидается никем. Превышение спроса над предложением возможно лишь в краткосрочных периодах. Ни одна авиакомпания не планирует свои полеты со 100% загрузкой. Ни один отель не заполняется на 100%. На любой, даже с виду заполненной парковке, более вероятно состояние, когда еще одно свободное место есть, чем когда мест нет вообще.

[1]  В экономике это называется «Голландской болезнью». Этот эффект получил свое название после открытия Голландией месторождений природного газа в 1959 г. Рост экспорта газа привел к увеличению инфляции и безработицы, падению экспорта продукции обрабатывающей промышленности и темпов роста доходов в 70-х гг. Рост цен на нефть в середине 70-х и начале 80-х гг. вызвал подобный эффект в Саудовской Аравии, Нигерии, Мексике.

[2] В более бедных сообществах женщины предпочитают мачо, так как жизнь тяжелая и в обществе ценится рост, сила и место в животной иерархии, а в сообществах, живущих в достатке, предпочитают мужчин у которых больше развито стремление к уходу за потомством. Происходит это потому, что бедные не обременены ценным имуществом и распределение культуры и достатка в таком сообществе более эгалитарно. Поэтому, при «прочих равных» физические данные будут основным критерием выбора. Женщины-бедняки все равно оценивают мужчину как инвестора ресурсов и культуры. Просто выбирать не из кого – все одинаково бедны и примитивны.

[3]  При этом, речь не идет об альфонсах, сознательно паразитирующих на высокоуровневых женщинах. Хотя, такое тоже случается.

[4]  За эту идею, которая нашла применение в разных областях экономики и легла в основу многих других теорий, математик Джон Нэш (тот самый, про которого снят фильм «Игры разума») в 1994 году получил Нобелевскую премию.

[5] Очень похожую аналогию можно найти на рынке труда. Работодатели боятся брать персонал, который имеет очень высокую квалификацию. Есть даже термин такой, «overqualified». Работодатели боятся, что человек с высокой квалификацией воспримет предлагаемое рабочее место как временное и при случае тут же переметнется в другую копанию. И, тем более похожую аналогию можно обнаружить продажах. Хороший продавец никогда не пойдет на контакт с какой-нибудь крупной системной компанией, если не имеет там хороших связей. Он будет идти по компаниям средней руки — не маленьким, на которых жалко время тратить, но и не сверхкрупным, на которых охотятся отделы продаж и мечтают заполучить все известные и неизвестные конкуренты.

[6] J. Huber et al. (June 1982). Adding Asymmetrically Dominated Alternatives: Violations of Regularity and the Similarity Hypothesis.The Journal of Consumer Research 9 (1)

[7] Amanda M. Lea, Michael J. Ryan. Irrationality in mate choice revealed by túngara frogs // Science. 2015. V. 349. P. 964–966.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *