«Я с тобой не разговариваю»

Если бы всеми государствами управляли женщины, то в мире не было б войн. Было бы просто много стран, которые друг с другом не разговаривают.

(Известная шутка)

Войны всегда были и остаются инструментом бандитов, сидящих у власти, повысить сбор дани. Этого можно достичь за счет присоединения земель, ресурсов, налогоплательщиков. В разные времена были разные источники обогащения бандитов и, соответственно, разные цели отъема нужного у таких же бандитов. Недаром реакция западных лидеров на аннексию Путиным Крыма была недоумевающий. Человек оперирует средневековыми ценностями «земли», когда мир уже давно оперирует даже не ресурсами, а людьми. Германия, как яркий пример (исторически так сложилось) агрессивно настроенного государства, уже давно живет в 21 веке и, пока одни устраивают на Ближнем Востоке драки за ресурсы, отбирает оттуда же людей, которые, как сейчас говорят, «новая нефть». При этом, активно пользуется «правом первой ночи», принимая к себе, по большей части, лучших.

Эволюция войн

Худшим проявлением войны всегда были мировые войны. Войны, которые начинались без повода и причины, вступление стран в которые диктовалось не союзническими обязательствами, а желанием участия в дележе послевоенного пирога. Чтобы начать войну, нужен был только повод.

Мировые войны, в отличие от «обычных» войн всегда носили тотальный характер. Это были не битвы дружин, армий и флотов. Это были битвы экономик, битвы на истощение.

После Второй мировой войны была изобретена «Холодная» война. Война, в которой вместо войны использовалась лишь угроза её. Но, это была мировая война. Как по количеству участников так и по тотальности.

Люди, существа, которые способны, в отличие от слонов, шимпанзе или дельфинов, оперировать воображением, рано или поздно меняют уровни абстракции в вещах, которыми они оперируют. Натуральный обмен был замещен звонкой монетой, монета — обещанием ее дать (банкнотой), банкнота — записью на счёте. Драка замещается угрозами, а угрозы замещаются пассивной агрессией.

Экономика как организм

Человеческое тело — сложная система и неудовлетворительное функционирование одного из органов приводит к каскадным эффектам, отказам других органов, что приводит к смерти.

В медицине есть такой термин: Синдром полиорганной недостаточности, СПОН, ПОН) — тяжёлая неспецифическая стресс-реакция организма, совокупность недостаточности нескольких функциональных систем, развивающаяся как терминальная стадия большинства острых заболеваний и травм.

Главным методом спасения жизни в таких случаях является уменьшение спроса другими органами на функции больного органа. Вплоть до введения пациента в искусственную кому. Если человеку в горах не хватает воздуха, то ему надо меньше двигаться. Если у человека, находящегося в состоянии кислородного голодания повысится температура, то он умрет. Повышение температуры на один градус приводит к увеличению потребности в кислороде в два раза. А кислорода-то нет. Если лечь — наступит отёк легких, если стоять — потеряешь сознание и ляжешь. Если бороться с отёком лёгких, то всё равно откажут от кислородного голодания другие органы. Кстати, этот же эффект наблюдается и при тяжелых случаях коронавирусной инфекции. Сначала вирус, поселившись в лёгких, ухудшает снабжение организма кислородом, а потом, когда развивается иммунная реакция, поднимается температура и, соответственно, потребность в кислороде и организм отказывает. Учитывая то, что пациент находится в лежачем положении, первое, что его ждёт — отёк лёгких.

В современном, взаимосвязанном и пронизанным многочисленными торговыми связями мире, если вдруг какая-то крупная мировая экономика сократит поставки своей продукции другим странам, то единственная правильная реакция других стран будет «замри». Если не уменьшить обороты, то обязательно спровоцируешь каскадные эффекты с отказами. Экономика каждой страны — тонкий уравновешенный механизм. Если вдруг в нее перестанут поступать в достаточном количестве, скажем, полупроводники, то сначала обанкротятся предприятия, которые их используют в своей продукции, затем те, которые зависели от первых, затем… … потом на улице окажутся баристы и арт-директора. Болезнь также затронет финансовый сектор. Невозвратные кредиты приведут к банкротствам банков. Массовый отказ от ипотек и аренды обрушит рынок недвижимости. Рухнут фондовые рынки. Безработица будет такой, что проще будет учитывать тех, кто хот как-то работает. А государство как перестанет получать налоги так и будет вынуждено тратить деньги на силовое подавление бунтов и борьбу со взрывом преступности. Пару лет такого состояния воспитает новых бандитов, расцветёт мафия, которая доберётся до вершин власти и сместит существующих, к этому времени обанкротившихся, бандитов, если, конечно, их не сместит кто-то извне.

Если же замереть, то кое-что можно спасти. Пережить болезнь, перетерпеть, не обрушить цепочки поставок, так как не будет спроса на поставки. Не обанкротить банки, не выгнать людей на улицу.

Война следующего уровня абстракции

То, что мы наблюдаем с начала 2020 года есть ни что иное, как новая мировая война. Тотальная война экономик. Только война нового типа — пассивная агрессия, бойкот, локаут — назвать можно как угодно. Не имеет значения кто её объявил. Не имеет значения повод. Не имеет значения кто кому союзник. Имеет значение то, кто сможет дольше продержаться. Конечно, богатые и развитые экономики продержаться больше. Да, точно также как в и других мировых войнах с жертвами и потерями. Но, в результате войны мир будет заново поделен между выжившими стационарными бандитами.

Интересно, что первая реакция мировых лидеров на события 2020-года была наивна и прямолинейна, они прямо заявляли, что это — война. Потом замолчали. Потому что поняли, что таки да — война. Интересно, что во время кризисов фондовые рынки падают, а сейчас растут. Да, было первоначальное падение индексов — паническая реакция. Но, когда те, кто у власти и при деньгах, разобрались что к чему, рынки снова начали расти. Как на войне и в ожидании военных расходов от государства и в ожидании участия в дележе послевоенного пирога.

Тут вряд-ли стоит привлекать конспирологию. После того, как товарооборот с Китаем уменьшился на 15-17%, наиболее разумная реакция других стран была именно такой, как описана в статье — замереть. Уменьшить спрос, чтобы избежать каскадного отказа или СПОН. При этом, реакция «замри» также несёт каскадный характер. Если замирает, скажем, и Италия и Китай, то замереть стоит Германии и Франции. Если замирает Европа, то замереть стоит Америке и т.д. Да, есть страны, которые не участвуют в игре. И у каждой из них свои причины или возможности не участвовать.

Учитывая то, что как и тест системы на антитела к коронавирусу настолько плохи, что дают положительный результат практически всегда (и никто не узнает, что они врут, так как в большинстве случаев, тестируют тех, у кого уже есть симптомы) так и тест системы на сам вирус точно также плохи, что дают отрицательный результат в половине случаев при подтверждённой симптоматике, то верить врачам и статистике нельзя. Учитывая то, что мы живём в в век хайпа, верить СМИ и интернету нельзя. Учитывая то, что политики — оппортунисты, которым важно сохранит голоса на выборах, верить им тоже нельзя. Вообще не важно реальна угроза вируса или нет. Важно то, что происходит по факту. А по факту мы сейчас на войне. И как в прошлых мировых войнах, победит не тот, у кого больше армия, а тот, чья экономика сильнее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *