Теория заговора

Существует множество теорий заговора. Главное их обобщающее свойство в том, что они постулируют наличие некоей власти, которая действует а) тайно и б) в угоду некоторой незначительной группы договорившихся между собой бенефициаров.

Доказать отсутствие рептилоидов, ЗОГ, жидо-масоноского заговора невозможно, тем более, что вот, налицо, явные результаты их деятельности и последствия их активности в виде систематического обнищания честного и трудолюбивого населения. Сама постановка вопроса о доказательстве отсутствия существования не продуктивна, так как всегда можно сказать, что «если вы не нашли, то не значит, что этого нет». Понимающие люди сразу вспомнят критерий фальсифицируемости Поппера и «чайник Рассела». Непонимающие пойдут погуглят и поймут. Теории заговора, поэтому, способны легко объяснить причины абсолютно всех значимых исторических событий, но, с другой стороны, они не способны ничего предсказать, а любое событие в будущем объясняется уже по его прошествии, в том числе и несбывшиеся предсказания «заговорщики сменили свои планы», «многоходовочка», «ищите кому выгодно» и т.п.)

Теории заговора – отличные сложные мемы, информационные «вирусы», которые заставляют их носителей распространять себя, «нажимая на кнопки» человеческих инстинктов. Люди хотят предупредить друг друга об опасности, получить представление о будущем, поделиться важной информацией. Теории заговора, нарушая принцип Оккама, легко объясняют многие явления, путем введения в реальность новых игроков, реализующих некий разумный, но тайный, замысел. Людям легче и спокойнее принять существование некоей могущественной, но контролирующей ситуацию, силы, чем изучать математику теории хаоса и самоорганизующихся систем, чтобы, в конце концов осознать, что будущее непредсказуемо вообще.

Вместе с тем у теорий заговора существует одно слабое звено, которое проистекает из их обобщающего свойства. Теории постулируют тайную власть. Как правило, она представляется в виде сети неявных, но могущественных связей, ниточек, за которые тянут тайные кукловоды, реализующие свои коварные планы по истреблению, скажем, именно русского народа или планы по собственному тайному обогащению.

Что такое власть? Власть это, в первую очередь, монополия на насилие. Если нет монополии на насилие или принуждение, то речь идет уже не о власти, а о взаимовыгодной договоренности сторон.  Люди, находящиеся под той или иной властью, согласны c этим насилием. Почему происходит согласие и люди не меняют власть или не выходят из территории, на которую эта власть распространяется?

На это есть две причины:

1. Люди получают нечто взамен, что они никак не смогли бы получить при других обстоятельствах или получение этого было бы связано с неприемлемыми издержками.

2. Люди признают эту власть, считают ее легитимной.

Что можно получить от власти? Есть такой специфический товар, как «общественное благо». Товар, которым могут пользоваться все без ограничений. Это маяк или дорога, или колодец.  Если пользоваться общественным благом можно без ограничений, то экономически рациональное поведение индивида заключается в том, чтобы избежать участия в создании общественного блага, так как пользоваться им он все равно сможет. Зачем рыть вместе со всеми колодец или строить маяк, если потом все равно никто не запретит тебе ими пользоваться? Получается парадоксальная ситуация, что, при наличии существенной индивидуальной пользы от существования общественного блага, никто не будет участвовать в его создании. Одним из двух способов мобилизации групп людей на создание общественных благ является насилие. Можно заставить группу людей действовать сообща и это насилие будет воспринято группой как проявление справедливости, ведь оно будет направлено на борьбу с безбилетниками. Теми, кто планирует отказаться от участия в создании общественного блага, но собираются им пользоваться. Кроме насилия существуют так называемые «избирательные стимулы», но они применимы не властью, а, наоборот, теми, кто не в состоянии использовать насилие. Избирательные стимулы применяются общественными организациями, благотворителями, школьными учителями.

Почему власти выгодно создавать общественные блага? Тут, снова-таки, есть две причины. Во-первых, власть создает блага для себя, которые становятся, в силу своей природы, общественными. Для контроля территории, власть строит дороги, маяки, развивает почтовое сообщение, следит за денежным оборотом. Для поддержания собственной монополии на насилие власть вершит правосудие или «правосудие». Для повышения доходов от надоев, власть следит за здоровьем населения. Для борьбы с конкурирующими властями – финансирует научные исследования и т.п. Во-вторых, власть использует разницу в ценности общественного блага и в его себестоимости. Если наличие дороги в деревне каждый житель оценивает в 100 дукатов, а построить дорогу стоит 5000 дукатов, то собрав по 100 дукатов с каждого из 1000 жителей деревни, власть и даст народу желанную дорогу, справедливо оплаченную каждым без исключения (мы помним про монополию на насилие) и существенно, на 100*1000-5000 = 95 000 обогатит свой карман.

Резюме: Власть генерирует общественные блага – это ее основное проявление, вытекающее из ее основного свойства – монополии на насилие. И доступ к общественным благам невозможно организовать избирательно, раздавая их только членам некоего тайного сообщества.

Вторая причина принятия власти – ее легитимность. Люди склонны считать ту или иную власть законной по разным причинам, но, главное, власть должна быть признанной населением. Это может быть религиозная догма, а может быть иллюзия «демократических выборов». Чем больше легитимности у власти, тем меньше ресурсов тратит власть на поддержание собственной монополии на насилие. Власть, теряющая легитимность, всегда будет прибегать к дополнительным расходам на сдерживание протеста, что еще больше уменьшает ее легитимность – иллюзию ее законности в глазах обывателей. Рано или поздно отсутствие легитимности приводит к экономической нецелесообразности удержания власти. Прибыли, получаемой властью от продажи населению общественных благ, перестает хватать на поддержание себя. Получаем то самое, когда верхи не могут, а низы не хотят.

Резюме: Власть должна обладать легитимностью – быть явно и публично признаваемой. Тайная власть – не власть, так как не легитимна.

Кроме вышеописанных двух факторов: невозможность селективного доступа к создаваемым общественным благам и требования публичного признания, существует еще один фактор, который можно описать как «запретительный уровень транзакционных издержек для крупных иерархических структур». Иерархия – естественная и инстинктивно единственно приемлемая форма организации человеческого общества.  Это наша биология, наша обезьяна, сидящая внутри нас, требующая наличие альфа-самца, цветовой дифференциации штанов или лидера нации. Биологически и технически иерархия отлично себя показывает на группах, чья численность сравнима с «числом Данбара». Это – формирования размером с первобытное стадо. Как только количество особей в коллективе становится настолько большим, что никто не в состоянии удержать в памяти и узнавать в лицо всех членов коллектива, то на смену иерархии приходят более эффективные, хаотические системы. Так работает муравейник, где нет «главных муравьев», отдающих приказы. Все просто делают свою работу в рамках заложенной в них программы. «Королева» муравейника, на самом деле, не руководитель, а еще один ресурс, поставляющий приплод для семьи.

Почему так происходит?

Власть технически не способна распространиться за пределы той группы людей которые в курсе репутации властителя как самого сильного или самого влиятельного самца. Если каждый член этой группы будет, в свою очередь, властителем своей группы, то члены «нижней» группы уже не будут напрямую подчиняться властителю. Вассал моего вассала не мой вассал. Властитель, при этом, учитывая наличие не просто подчиненных, а подчиненных группировок, должен нести издержки на поддержание своей власти. Он уже не абсолютный властелин, а человек, ищущий компромиссы и находящийся у власти до тех по, пока он производит общественное благо, под названием «спокойствие и справедливость». Властителю нужно постоянно учитывать интересы подчиненных, постоянно тратить время на переговоры, постоянно собирать и обрабатывать информацию. Все это имеет конкретное денежное выражение.  Если иерархия расширяется еще на одну ступень вниз, то издержки, связанные с урегулированием внутренних противоречий и поддержания устойчивой иерархии, возрастают экспоненциально. Иерархии могут расти только при одном условии – властитель должен делегировать свои полномочия или, говоря другим языком, лишать себя власти, предпочитая бизнес-процессы иерархии.  Руководитель уровня государства уже, как правило, обладает лишь иллюзией власти и скорее не управляет людьми, а лавирует как сёрфер, пытаясь удержаться на гребне волны. Если мы представляем себе тайную власть кукловодов всемирного масштаба, то мы должны также оценивать и издержки этой власти, которые она несет в связи с поддержанием стройной иерархической структуры, заставляя всю эту всемирную иерархию работать для достижения какой-то тайной цели, желательно тайной настолько, что рядовые члены иерархии даже не в курсе, какой именно цели. В условиях более благоприятных, когда власть а) явная, б) легитимная и в) поставляет общественные блага, любые попытки властителя «гнуть свою линию при помощи выстраиваемой иерархии», обречены на провал. Нет ни одного исторического примера эффективности и долговременности крупных иерархий. Что же касается эффективных тайных иерархий, то они всегда проигрывали в конкурентной борьбе с явными властями. Начиная от тамплиеров и заканчивая Коза-Ностра. Недостаток легитимности всегда провоцировал внутренние разборки, приводящие к смерти «крестных отцов», некачественно поставляемые общественные блага, такие как «безопасность» и «контрабанда» не гарантировали уверенности населения в завтрашнем дне, а монополия на насилие отсутствовала, и представляла собой «дополнительное насилие» по отношению к уже существующему.

Что же тогда реально? Реальны хаотичные корпоративные сговоры. Реальна мафия, причем не всемирная. Реальны картели и оборонные союзы. Реальны независимые синхронные действия игроков, вызванные их личными выгодами и не требующими сговора для их совершения. Реальна группа сверхбогатых людей, которая опосредованно контролирует большую часть мировой экономики, и которая способна договариваться друг с другом на своем языке. Но, стоит всегда понимать, что речь не идет о мировом заговоре. Речь идет о постоянно существующих сиюминутных взаимовыгодных и взаиморискованных договоренностях, которые даже издалека не напоминают рисуемые в головах конспирологов ни по масштабу целей ни по масштабу эффектов.

Любой процесс в политике, экономике и многих других областях всегда является результатом скоординированных действий между двумя и более лицами. Эти действия всегда можно трактовать, как сговор или заговор. Однако ещё Адам Смит показал, что основным побудительным мотивом действий в экономике является взаимная выгода каждого из субъектов, а Карл Маркс показал, что политика в конечном счёте зависима от экономики — ограничена её возможностями и направляется её интересами. (Википедия)

Разумеется, этот текст написан по заказу рептилоидов и автор получил за его публикацию очень впечатляющее вознаграждение.  Завидуйте и обращайтесь, если желаете примкнуть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *