Сопротивление: Чем хуже тем лучше

  Победа, достигнутая насилием, равносильна поражению, ибо краткосрочна.

Махатма Ганди

Писателя А.Азимова, оставившего очень богатое литературное наследие, называют, в первую очередь, автором «Оснований». Научно-фантастический роман, главная мысль которого в том, что история развивается по своим законам, которые не ведомы людям, а персоналии, лидеры, которые думают, что ее творят, на самом деле являются либо инструментами истории, либо препятствиями, настолько ничтожными, что история их перемалывает на своем пути.  Представьте себе, что у вас есть магазин, в магазине — дверь и покупатели. Если мы будем стремиться удержать покупателей, закрывая выход, то мы, таким образом, закроем и вход.

Весь мир соткан из противоположностей: без света нет тени, без падений нет взлетов. Как бы мы поняли, что привлекательны, если бы не имели вообще опыта отказов со стороны противоположного пола? Как бы нам ощущалось, если бы мы были желанны в качестве супруга(и) абсолютно каждому? Стоило ли бы беспокоиться о том, что за человек перед  нами, если бы мы сами устраивали всех подряд?  В нашей жизни мы часто путаем симптом и причину явления. Видя, что клиенты уходят из магазина, ничего не купив, мы закрываем двери. Видя, что отношения с соседней страной холодеют, мы пытаемся их оживить, назначая новые встречи и раскаляя телефонные провода.  Мы тратим время на бесперспективные занятия, но сама причина охлаждения отношений, которая, скорее всего, внутри нас, не устранена и мы в следующий раз получим ту же историю, но с другим партнером или альянсом. 

Встречая категорическое нежелание людей на востоке Украины или в Крыму жить вместе с остальной страной,  власть начинает борьбу за их удержание. Люди у власти представляют себе, что стоит сделать «нечто эдакое», как сердце жителей Донбасса растает. Увлекшись борьбой как процессом, ловя кайф от адреналинового всплеска, борцы упускают из виду, что крайне сложно добиться расположения людей, которым вообще ты не нужен. Тяжело продавать новогодние елки в феврале, водку мусульманам, сало — евреям, коран гуцулам, а трембиты шахтерам. Если вы будете пытаться это делать, то неизбежно нарветесь на возражения, причем самые непробиваемые. 

Представьте себе ситуацию, когда инопланетный космический корабль, желая приземлиться в городе, где, по мнению инопланетян, можно найти больше лиц для вступления с ними в контакт, находит сравнительно ровную площадку и приземляется на нее. Площадкой этой оказался участок для выгула собак. Инопланетянин выходит из своей летающей тарелочки, смотрит на людей с собаками и задумывается, кто же из них — разумные существа? Кто кого выгуливает на поводке? Кто имеет свободу обнюхивать каждую кочку, а кто терпеливо ждет, привязанный за поводок? Является ли поводок инструментом контроля собаки или он контролирует человека?  Если подойти к человеку, который выгуливает собаку на поводке и спросит, зачем он это делает, то в ответ мы услышим нечто вроде «чтобы она не убежала». То есть, человек предполагает, что десяток-другой тысяч лет совместного проживания, не научил собаку вести себя рядом с человеком также как и рядом с другим собратом по стае — сопровождать, не делать необычного, не делать того, что не делает вожак. На самом же деле, человек, привязывая себя к собаке поводком, позволяет собаке делегировать человеку принятие важных решений, связанных с ориентацией на местности, обнаружением опасности и исполнению действий, направленных на ее избегание либо на достижение цели. Собаке не надо думать теперь «стоит ли бежать за кошкой». Собака теперь знает, что нужно пытаться это делать всегда, а если этого делать не надо, то ее с поводка просто не отпустят. Действуй! За тебя думает фюрер. И человек, вместо компаньона на прогулке получает безмозглую тварь, постоянно тянущую поводок и пытающуюся сорваться с него. Такая собака не умеет переходить через дорогу, не понимает смысл бордюрного камня, не способна самостоятельно найти хозяина или дорогу домой. Хозяин, пытаясь привязать к себе собаку, провоцирует, по сути, ее побег. Причем не разумный побег, а случайную потерю.  С другой стороны, хозяин, отказавшийся от поводка, получает свободу от собаки. Это теперь не его проблема, а проблема собаки, находиться рядом с хозяином. Инопланетянин, наблюдая за тем как гуляет человек с собакой без поводка, сразу поймет кто за кем бежит и кто кого ведет на прогулке. Пародоксально, но отказавшись заботиться о том, чтобы собака была рядом, хозяин решил для себя эту задачу более элегантно и менее напряженно. Слово «нет» — первое слово к свободе.

Одной из самых известных книг по продажам и переговорам является книга Джима Кэмпа «вначале скажите «нет».  При любых переговорах та сторона, которая не способна отказать — проигравшая.  Другая сторона получит все, что хочет и на тех условиях, на которых хочет.  Любое насилие или сопротивление не эффективно, приводит к усугублению проблемы и, в большинстве случаев, направлено на симптом, а не на причину. Борьба с наркотиками не направлена на причины, по которым люди начинают колоться. Борьба с незаконным оборотом оружия делает людей беззащитными перед, какой сюрприз, вооруженными бандитами, борьба за равноправие приводит к дискриминации, а борьба с коррупцией лишь добавляет еще одного мздоимца, борьба с терроризмом приводит к тому, что все население постоянно находится в страхе и уже не берет шампунь и пилочку для ногтей с собой на борт самолета, а свободы людей, на которые, якобы, покушаются террористы, ограничиваются. Когда человек или группа людей решает «за что-то побороться», то, вероятнее всего, они не осознают причины явления и, что важно, скорее всего, остановятся на самом процессе борьбы, а не на ликвидации явления. 

Унитарная Украина – неестественное образование, нужное кому угодно, но не самим жителям этой страны. Оно нужно упырям у власти, оно нужно Европе, чтобы «буфер» с Россией был потолще. Оно нужно России, чтобы постоянно провоцировать, вернее, высасывать из пальца, проблемы в Украине. Хотят люди федерализацию? Да на здоровье! Объявите, что вопрос ставится на референдум, что готовимся год, что оппоненты должны выработать позиции, провести кампании по агитации населения. После референдума оставить разумный срок на переходной период. А нет вам, мы будем бороться! И что вышло? А то, что крымчане быстро и в суете убежали в соседнюю страну просто опасаясь, что им не дадут реализовать свое право на самоопределение. Было бы такое развитие событий, если бы центральная власть отказалась от борьбы? Срывался ли бы Крым с «поводка», если бы поводка и не было бы?  Кто-то хочет референдумы на Юго-Востоке Украины? Да, пожалуйста. Только вот так – сразу, до того, как над мозгами людей потрудился господин Киселев. И все. Вопрос закрыт. Вряд ли бы серьезное большинство захотело бы перебежать к «старшему брату», когда свобода находится как раз по другую сторону границы. А вот если начать бороться и «удерживать», то получим протест по полной программе.  А нахождение Юго-Востока в Украине не выгодно никому. Этого не хочет Путин – ему не интересна сильная и процветающая Украина. Этого не хочет нынешняя власть – зачем им балластный электорат? Этого не хотят сами жители тех регионов, так как во многих вопросах им просто не по пути с Западом. Для кого эта борьба, тогда?

  Каждый человек, обладающий достаточным жизненным опытом, скажет, что яростно желая чего-то мы это самое отдаляем от себя. Это как пытаться подобрать, сидя в лодке, кувшинку с воды. Хлопая рукой по воде и делая волны, мы отталкиваем цветок, но не притягиваем его. В противоположной ситуации, пытаясь отплыть от медузы, мы создаем за собой область разрежения, в которую увлекается вода с медузой и медуза, выходит вас преследует именно потому, что вы от нее уплываете. Но стоит искренне перестать чего-то хотеть, сказать себе «нет» и поверить в это, так оно само к вам придет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *