О справедливости, репутации и одноразовых вилках

Что такое справедливость? Мы часто слышим о том, что справедливость должна восторжествовать, о том, что что-то – справедливо, а что-то нет. Мы хотим жить в справедливом обществе, чтобы у нас был справедливый суд и справедливая власть. Вопросом, что такое справедливость, задавался еще Платон в своей книге «Государство», но ответ он так и не нашел. Да его и нельзя найти.

Как только вы встретите человека, который скажет, что знает, что такое справделивость – попробуйте ему предложить задачу на справедливое распределение оплаты за пользование лифтом в подъезде. Поровну? «Взять и поделить»? Нет, не справедливо. Люди платят поровну только потому, что любой более справедливый (дзинь) способ учета пользования лифтом, автоматически удорожает и усложняет саму транзакцию.

Ок, а если пренебречь транзакционными издержками, то как будет справедливо делить? По этажам? Тоже нет. По количеству поездок? А у кого-то много гостей и что, ему каждый раз бегать вниз, чтобы передать им смарт-карту с депозитом? А если кто-то ездит сам, а кто-то регулярно возит рояли? А как считать подсевших пассажиров, по пути вниз? Может быть, по-настоящему справедливое решение и возможно, но справедливым оно все равно будет не потому, что «все поровну было учтено», а потому, что все участники сделки согласятся с предложенным механизмом распределения. Стоп! Значит, справедливо это не «как-то именно», а «так, чтобы всем было приятно»

Разумеется! Нет смысла пытаться понять, что такое справедливость. Ведь смысл слова «справедливость», который мы хотим определить, легче всего найти в том, как мы пользуемся этим словом. А пользуемся мы им только в связке со словом «чувство». У нас возникает «чувство справедливости». То есть, это – просто эмоция. Мало того, эмоция справедливости присуща не только людям, но и другим достаточно интеллектуально развитым животным. От собак до гусей. Чувство справедливости – необходимый инструмент взаимодействия стадных животных, которые организовываются в иерархические/репутационные группы.

Справедливость – это заложенная внутри нас нейромедиаторная система подкрепления, включающая «хорошо», если нас удовлетворяет результат сделки/транзакции. Лично каждого из нас. Для кого-то решение суда будет справедливым, а для кого-то нет. Не бывает универсальной справедливости, как не бывает универсальной красоты. Да, есть «среднеожидаемая» оценка того, что что-то красиво, а что-то нет. Что-то вкусно, а что-то отвратительно. Но, все равно, вкус, чувство прекрасного и чувство справедливости у каждого свое.

Без понимания того, что такое для нас «справедливость» мы не сможем говорить о репутации. Так как, репутация, это – тоже чувство. Это чувство ожидания результатов сделки. Будет она справедлива или нет? Испытаем ли мы чувство справедливости от сделки или нет? Выделяется ли у нас, от ожидания сделки, кортизол или дофамин? Вот, что такое репутация. И точно также – чувство репутации – заложено в нас. Без существования репутации не смогли бы существовать иерархические группы. Вожак стаи удерживает свое лидерство не потому, что он каждый день дерется со всеми подряд – ему бы сил не хватило. Он удерживает свое лидерство потому, что каждый другой член стаи способен предсказать для себя исход транзакции с вожаком под названием «драка». У вожака есть репутация и он ее, по мере сил, поддерживает.

Теперь поговорим об одноразовых вилках. Какая вилка лучше: серебряная или пластиковая? Тот, кто не поспешил с ответом, резонно заметит – смотря для чего. Если для похода, то – пластиковая. Если для ужина при свечах – серебряная. Это же касается и ответа на вопрос о том, какая вилка качественнее. А что такое качество? Можно, конечно, написать еще пару абзацев и прийти к тому, что и так уже есть. Но можно просто процитировать текст ISO 9000 – стандарта обеспечения качества. Другие люди уже постарались дать вполне корректное определение: «Качество — степень соответствия совокупности присущих характеристик требованиям». То есть, мы выдвигаем требования и ждем, будет ли нечто им соответствовать. То есть, мы, как и в случае с репутацией, говорим о наших ожиданиях. Если кратко, то качество — это соответствие ожиданиям.

И снова мы можем вернуться к чувствам. Справедливо ли продавать пластиковую вилку дороже серебряной? Кажется, что, в общем случае, нет. Но обе вилки качественны и соответствуют нашим ожиданиям. Наверное, в список ожиданий должна попасть и цена. Но тогда не бывает «дорого и качественно». Если дорого, то уже – не качественно :-) Качественно это когда цена – справедливая. То есть, мы снова вернулись к эмоциональной оценке.

Но, если репутация это – чувство ожидания результата сделки, то оно ходит где-то рядом с определением качества и справедливости. По сути, мы говорим об одном и том же. И если качество удалось формализовать, то ничто не мешает формализовать и репутацию. И, вроде как, первые шаги в этом направлении уже идут. Мы наблюдаем «плюсики в карму», мы видим «лайки» в соц. сетях… но чего-то не хватает. Не хватает простой вещи – карма и лайки не не всегда используются для оценки ожиданий от сделки. Даже наоборот. Мы читаем чей-то комментарий, а потом уже смотрим на карму писателя. С другой стороны, мы больше будем уделять внимания тому, что понравилось другим людям. Смысл тратить время на чтение всей ленты, если можно сосредоточиться только на «звездных» статьях? Смысл покупать билет в кино, если об этом фильме слышны только негативные отзывы. А если это арт-хаус кино «на любителя»? Можно ли тогда ориентироваться на массу «плюсиков» напротив названия этого фильма?

А вот еще вопрос: вот человек, мы его попросили починить нам унитаз и он сделал это не качественно – результат работы не соответствовал ожиданиям: дорого запросил, сломал что-то по-ходу или долго возился, что тоже означает, что он потратил больше ваших средств чем ожидалось. Или унитаз через полчаса сломался и вы, получается, заплатили не за 10 лет работы унитаза, а за 30 минут. У этого человека теперь плохая репутация в наших глазах? Да. Но, с другой стороны, это был не сантехник, а отличный стоматолог. Как ваш «минус» в карму человека поможет оценить другим ожидания от сделки с ним, как со стоматологом? Можно ли вообще мерять репутацию плюсиками? А ведь, выходит, что репутация, если мы говорим не о «чувстве», а о некоей цифровой репутации, должна быть многомерной. Пипл, который набегает толпой и ставит «плюсики» «котикам и сиськам» совершенно не помогает интеллектуалу в поисках хорошего «умного» чтива. Социальные сети, это уже сейчас понятно, скатываются в глубокий кризис. Они создавались для другого интернета, который был еще 10-15 лет назад – интернета людей с университетским образованием, которые знали цену информации. Сейчас же интернет – у каждого пацанчика со смартфоном и у этого пацанчика или тёлочки есть тоже мнение, которое весит ровно столько сколько и мнение Стивена Хокиинга. То есть, системы, в которой «плюсики» одномерны и равноправны перестают информировать людей о полезности материала именно для них. Кто, интересно, первый придумает систему с многомерной и «весовой», но, при этом, удобной с точки зрения пользователя, системой цифровой репутации? Этот человек изменит наш мир и сделает его справедливым и качественным.

Только вот зачем? Во-первых это – красиво (с) анекдот. Почему нам нравится сама идея оцифровки репутации? Что в основе нашего желания уметь оценивать результат сделки до ее совершения? На это у нас есть две причины.

Первая причина – биологическая. Мы – те самые, иерархические животные, которые привыкли полагаться на репутацию в своих отношениях с другими людьми и организациями. Но мы сейчас живем совсем не в репутационных сообществах. Человек не в силах удержать информацию о числе сущностей, превышающих число Данбара. При этом, нам старательно забили ячейки «репутационной памяти» политиками и брендами. Мы выстраиваем отношения с людьми не на основе репутации, а на основе универсальных правил, которые называются «вежливостью» или «уровнем культуры».

И мы страдаем от этого. Мы не чувствуем себя в безопасности. Мы вынуждены искать защиты у тех, кого знаем или думаем, что знаем. Ведь репутация, как и «узнавание» — чисто биологическая функция. И, если нам показать 1000 раз одну и ту же морду, то мы будем думать, что мы ее знаем, тем более, что лично нам эта «морда» ничего плохого не сделала – наша биологическая сущность не помнит персональной транзакции с «мордой», закончившейся для нас «не справедливо». Морде можно верить. Морда плохая? Неее… бояре плохие, а морда – хорошая. Это эмоции – базовые драйверы нашего животного поведения. А результат нас разочаровывает.

В анонимном сообществе пробиться к власти имеет больше шансов тот, кто является изощренным подлецом и способен игнорировать те инстинктивные ограничители, что заложены в каждом из нас. Тот, кто способен игнорировать мораль – систему поведенческих реакций, призванных поддерживать репутацию в группе. А толку ее поддерживать, если все вокруг – чужаки и завтра ты с этим человеком не увидишься? Воруй-убивай-лови-гусей!. Мир, ведь, на самом деле, держится не потому, что полиция охраняет наш покой, а потому что люди, в своей массе, просто не способны на плохие поступки. А те, кто так или иначе способен, все равно, как правило, рационализирует свое поведение, делая его честным и справедливым, как минимум в собственных глазах. Наличие какого-то электронного костыля для нашего мозга, способного отслеживать и помнить репутацию каждого – вот та самая мечта, которую лелеют все те, кто пытается что-то сделать в этом направлении. Не будет политиков- воров и просто воров. Не будет продавцов-жуликов. Не будет водителей-хамов. Не будет соседей-упырей. Прям рай на земле. Нет, правда.

Вторая причина, по которой нам остро захотелось цифровой репутации – костыля для мозга, это перемены, которые происходят с экономикой, которая называется «постиндустриальная». Это – экономика услуг. У услуг, в отличие от товаров, есть одно неприятное свойство. Вы не способны оценить качество услуги до ее приобретения. Если обычный товар вы можете пощупать, взвесить, попробовать, то услугу нет. Нам приходится доверять парикмахеру, доктору, адвокату. Нам приходится или покупать кота в мешке или полагаться на чью-то чужую оценку, то есть, пользоваться рекомендациями. На рынке, на котором оценить товар до его покупки нельзя, должен и обязательно наступает коллапс. Это показал еще Дж. Акрелоф в своей статье про рынок «лимонов». Качественные поставщики просто уйдут с рынка, а потребители, оставшись наедине с жуликами, откажутся от совершения на нем сделок. А рекомендации – слишком узкий ручеек необходимой нам информации. Мало того, мы часто не способны оценить репутацию самого рекомендодателя. Что нам может сказать о качестве пятизвездочного отеля в Египте человек, который в своей жизни бывал только в этом отеле и больше ни в каком другом? Да, он будет хвалить этот отель. Отдых в нем наверняка превысит его ожидания. А на самом деле, насколько хорош этот отель, мы так и не узнаем, если будем слушать только этого рекомендодателя. А если он вообще раздает рекомендации не искренне, а имеет некий интерес?

И поэтому мы мечтаем о некоей справедливой системе, в которой поставщики услуг могли бы зарабатывать репутацию, а потребители этой информацией пользоваться. Но, как написано было выше, до тех пор, пока цифровая репутация будет «одномерной», никак не связанной с результатами сделки и не будет иметь «веса», то пользоваться такими системами будет затруднительно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *