Об обязательном страховании

Всё дело в такой штуке как антиселекция. Этот феномен существует во многих сферах экономики и финансов, но в страховании он фактически определяет правила игры.

Суть антиселекции в том, что застрахованный знает _несколько_ больше о риске, чем страховая компания. Например. Страховая компания решила продавать полисы страхования от пожара. Посмотрела на количество домов в городе, посмотрела на количество пожаров в год, поделила одно на другое, добавила прибыли и вуаля – получила страховой тариф.

Клиенты посмотрели, почесали репу, и пошли страховаться. В первую очередь, конечно, побежали те, у кого дома деревянные и крыша соломенная. Прошел финансовый год, страховая компания посмотрела и увидела, что портфель-то у нее убыточный. Начали анализировать, ввели дифференциацию тарифов. Материал дома, материал крыши, какое отопление, как далеко пожарная часть, есть ли сигнализация. Теперь, чтобы заключить полис, надо заполнить очень длинную анкету. Да и цена теперь варьируется. То есть, клиенты и так не понимали, зачем им страховать свой кирпичный дом со встроенными спринклерами, а теперь и подавно перестали понимать, за что они платят деньги. Но кто-то всё равно пришел и купил полис.

Прошел еще один финансовый год и страховая компания опять посчитала убытки. Разумеется, полис скорее купят те, у кого пожар вероятнее. Всех факторов в анкете не учтешь. А клиент о вероятности пожала знает больше, чем страховая. Что делает страховая компания? Поднимает тарифы. Что делают клиенты? Добросовестные клиенты с низким риском еще меньше хотят страховаться. А клиенты, у которых пожар вот-вот начнется, страхуются дальше. Им всё равно, сколько полис стоит, ведь пожар точно случится. Это утрировано, конечно.

В медицинском страховании та же картина. Страховаться побегут не сильно здоровые, страховая будет повышать тарифы, отсеивая, таким образом, всё больше и больше добросовестных клиентов. В итоге, медицинская страховка стоит безумные деньги, огорожена частоколом условий и исключений, и не продается массово никак. С точки зрения страховой компании, если ты покупаешь себе страховку, то ты точно намерен лечиться. В вырожденных случаях, страховка будет стоить раза в два больше, чем ожидаемое среднее лечение. Нужно и на риск, и на прибыль заложиться ж.

Что можно сделать? Надо сделать так, чтобы застрахованный, тот парень, который знает о своих рисках всё, не принимал участие в принятии решения о страховании. Как этого добиться? Любыми видами группового страхования: работники предприятия, владельцы кредитных карт и т.п. Для сравнения, страхование от болезни при путешествии стоит, в розницу, 200-300 евро в год. Такая же страховка, которая продается в составе «пакета» вместе с кредитной картой, стоит 5-20 евро в год. Разница в цене 10-20 раз! И да, 95% застрахованных заплатят «за того парня», который слома ногу, катаясь на лыжах.

Теперь смотрим на страхование, которые как бы надо всем: страхование ответственности водителя или медицинское страхование. Ведь наступление страховых случаев по этим страховкам практически гарантировано для каждого. Не в этом году, так в следующем. И если такое страхование будет добровольным, то стоить оно будет сумасшедшие деньги. А если обязать страховаться всех, то доступ к качественной медицине не будет зависеть от толщины кошелька. Гуманизм, справедливость, вот это вот всё.

Государство умеет только в насилие. Всё, что государство способно делать, это применять силу. Годное государство создаёт, при помощи насилия, общественные блага. Гнилое государство тупо кормит силовиков. Общественное благо, это такой товар, которым пользоваться могут все, но которое стоит денег. Без насилия его не создашь. Надо _обязать_ платить дорожный сбор, чтобы все могли ездить по хорошим дорогам. Надо _обязать_ покупать страховки, чтобы все имели возможность лечиться за недорого.

А вопрос, почему это вдруг здоровые платят за больных, это вопрос скорее философский. У здоровых есть две варианта: покупать страховку в 10 раз дороже (при индивидуальном страховании) или переплачивать всего 20-30%, оплачивая лечение наркомана или жиробаса. Если отбросить такие эфемерные явления как «справедливость», то выгоднее второй вариант.

Кстати, о справедливости. Различные общества по разному видят что справедливо, а что нет.

Вот, например, дилемма: Надо дать деньги нуждающемуся, но тогда деньги получит еще и тот кому они не нужны. В Европе выберут «заплатить нуждающемуся». В США и России выберут «ни копейки жуликам». В США потратят миллион баксов, чтобы «восторжествовала справедливость» и вор, укравший ковёр в чужом доме, после долгого суда, получил «по заслугам» и сел на несколько лет в тюрьму, где его будут кормить, одевать и охранять. В Европе вора и в тюрьму-то не посадят. Велика честь. Но за ним будут тщательно следить на свободе и потратят деньги (гораздо меньшие) на пособие для него, обучение и социализацию. С точки зрения американца это выглядит как несправедливость: Он украл, а ему еще и пособие и образование и тренера личностного роста. С точки зрения европейца все наоборот. «разворовать обратно» всё равно не выйдет и фиксироваться на прошлом смысла нет. Надо сделать максимально выгодно обществу (и не имеет значения, что это выгодно и вору).

Поэтому, кстати, в Европе развита культура обязательного медицинского страхования, а в США она никак не привьётся. Я склонен думать, что общество просто не доросло. Реднеки и нувориши, мечтающие только о деньгах  – что с них взять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *