Фактор культуры

Каждый человек, сам того не осознавая, является носителем сотен, если не тысяч вирусов, но вирусов не биологических, а другого рода. Тех, которые сродни компьютерным вирусам. Что важно, что и компьютерные и физические вирусы соответствуют минимальными требованиям, предъявляемым к живым организмам: Они смертны, они размножаются, они эволюционируют.

 Да, вирус не способен жить отдельно от хозяина. Да, вирусу для размножения требуется чужой аппарат репликации, который он заставляет работать на себя. Клетка, зараженная вирусом, начинает производить не белки, которые она должна штамповать, согласно программе, записаной на ДНК, а вирусы.  Поэтому вредоносные компьютерные программы и называют вирусами, а не бактериями. Компьютерный вирус не способен размножиться без компьютера. Но он способен заставить компьютер производить сови копии.

Теперь представим себе некую идею. Это может быть мысль, картинка, документ, шутка или даже целое религиозное ученье. Если вдруг эта идея будет стимулировать ее носителя передавать ее окружающим и, если вдруг среди окружающих найдется достаточное число лиц, восприимчивых к этой идее, то мы получаем еще один вариант вируса. Чисто информационный вирус. Или как говорят ученые, мем  — единица культурной информации. Мемом может считаться любая идея, символ, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов и т. д. Концепция мема и сам термин были предложены эволюционным биологом Ричардом Докинзом в 1976 году в книге «Эгоистичный ген». Докинз предложил идею о том, что вся культурная информация состоит из базовых единиц — мемов, точно так же как биологическая информация состоит из генов; и так же как гены, мемы подвержены естественному отбору, мутации и искусственной селекции.

Человеческий мозг является благодатной средой для размножения в нем культурных вирусов. Этому способствуют пять очень интересных явлений: рационализация, влипание, общественное мнение, самоубеждение и взаимное заражение.

Рационализация

Люди сначала действуют инстинктивно, а уже потом, сознательно “подводят” логическое обоснование своим действтиям. Например, агрессия — вполне позитивный инстинкт, который позволяет виду расселяться на большей территории так, чтобы особи не мешали друг другу жить и размножаться. В условиях города агрессия подавлена, но выход инстинкту нужен. Для этого существуют стадионы, компьютерные игры и фильмы-боевики.  И когда есть причина для “праведного гнева”, то человек с радостью высвобождает свой инстинктивный порыв, после чего находит тысячу оправданий своим действиям. Рационализирующий революционер даже не пытается остановиться и осознать, что бросание в милицию коктейлей Молотова не помогает решть его личные проблемы, связанные, да, в превую очередь с коррумпированностью власти как таковой, а не с присутствием каких-то персоналий в этой власти. Рационализирующий революционер пропустит мимо себя бросающийся в глаза факт, что “оппозиции” совсем не нужна революция и смена уклада. Им нужна та же кормушка и та же выстроенная система, но чтобы на верхней жердочке в курятнике сидели они, а не Янукович с Азаровым.

 Точно такая же рационализация заставляет людей упиваться вполне инстинктивными вещами, такими как возникновение на Майдане иерархии и самоорганизации. При этом, рационализирующий революционер, упивающийся от воодушевляющего наркотика эйфории массового действия, пропустит мимо себя истории типа “похищение Булатова” или “политическая расправа с Чорновил”. И им в этом поможет пресса, которая будет специально для промытых мозгов, подавать ту информацию, к которой эти мозги будут более восприимчивы. Булатова — конечно пытали. Чорновил — конечно СБУ, ФСБ и черти лысые преследовали. Рационализирующий реолюционер будет страстно желать и дальше распространять мемы-вирусы про “снайперов на крышах, стреляющих патронами для охотничьих ружей”, про “завтра будет штурм майдана”, про “15 лет за перевозку покрышек”.

Влипание

Свойственное человеку когнитивное искажение, заставляющее принимать невозвратные издержки, понесенные в прошлом как аргумент для принятия решений в будущем.  Сложно? Ок, скажу проще: Часто девушки готовы сказать “да” на предложение молодого человека только потому, что “я же с ним уже так долго встречалась”. Им жаль потраченного времени и они хотят его сделать “полезным”, совершая, при этом, совсем не логичный поступок. Точно также Панамский канал, который решили продолжать строить даже после того, как был предложен проект Никарагуанского канала, который можно было бы быстрее реализовать, он был бы значительно дешевле чем оставшаяся часть Панамского канала, требовал бы меньше ресурсов и инженерных сооружений, был бы шире и более удобен в судоходстве. Как же так! Ведь уже вырыли столько. Что выбрасывать и забывать? Логично да — забыть и строить канал в Никарагуа.

Теперь посмотрим на революционера на Майдане или «опролченца ДНР». Все все поняли? Что, он зря на морозе стоял? Что, он зря рисковал здоровьем и конфликтами с органами правопорядка? Что он все это время боролся ни за что? Нет, надо продолжать бороться. Бороться до победного конца!  Ведь не зря же мы столько сил и времени угробили? Но правда в том, что не имеет значения зря или не зря угроблены силы и ресурсы. Нельзя принимать в расчет то, что все равно уже не вернешь.

Общественное мнение

Подавляющая часть, 95-98%, населения — конформисты. Люди, которые смотрят на окружающих для формирования своего, вернее, якобы своего мнения. В 70-е годы ХХ века, когда были обнаружены эти явления, проводилось много психологических экспериментов, в которых человек, под давлением общества, начинал сам верить в явную неправду и сам доказывать тоже что и другие.

Однажды студентам показывали пары лиц на фотографиях и спрашивали, один ли и тот же человек изображен на фотографиях. И в аудитории по очереди спрашивали “подставных” студентов и они вставали и доказывали, что двое, изображенных на фотографиях — на самом деле — один и тот же человек, но в разном гриме. Послединим спрашивали “подопытного” студента, который… да, тоже начинал изобретать свои собственные аргументы в пользу того, что два совершенно разных человека на фото — одно и тоже лицо. Еще ученые “издевались” над детьми в детском саду, когда у всех деток спрашивали, сладкая ли каша и все детки отвечали — да, сладкая. А последним спрашивали ребенка, которому подсовывали соленую кашу и он отвечал, что… каша сладкая.

Этим свойством человеческого поведения пользуются религиозные проповедники. Как правило, 10% людей, сидящих в зале для проповеди — труппа “театра”, с которым гастролирует проповедник. Они первыми кричат “Аллилуя”, первыми несут пожертвования., первыми запевают религиозные гимны. Остальные просто ведут себя как селедка в косяке — следуют за ведущими.

Человек, попавший в среду, в которой все говорят одно и тоже, в 99% случаев сам заражается этими идеями и начинает транслировать их дальше. Революционные мемы получают благодатную почву, которая точно также плодородна как “почва” в мозгах членов тоталитарных сект.

Самоубеждение

Китайцы очень плодотворно использовали это свойство человеческого мозга, когда перевоспитывали американских военнопленных, попавших в плен к китайцам во время корейской войны. Сначала у пленного српашивали, считает ли он строй в США идеальным. Человек отвечал, что не совсем. Потом они просили написать небольшое эссе на эту тему: Чтобы он хотел улучшить в США и что хорошего он видит в коммунизме, что стоило бы внедрить в Америке. Ну, почему бы нет. Написал. Потом эту статью зачитывают по громкоговоритель на весь лагерь. Вот, мол, мнение Джона Смита о безработице в США и решение того вопроса в Китае. На джона начинают нападать сослуживцы с претензиями, что он предатель. А Джон… Джон начинает защищаться и таким образом еще больше верить в то,ч то написал. Так, через пару-тройку сеансов, Джон становится коммунистом. С этой проблемой столкнулись потом американские психологи и социологи, когда стали наблюдать возвращавшихся из вражеского плена солдат, которые превратились в ярых сторонников Китая и коммунизма и в противников “прогнившего Запада”.  Чем больше человека спрашивать, зачем он стоит на баррикадах, тем больше он будет включать у себя самоубеждение и отставиать правоту своей точки зрения. Беседа с таким человеком сведется к тому, что он признает, что: да, Майдан/ДНР — тупик и канализация протеста, да, не вора менять надо, а систему перестраивать, да, Запад/Россия не поможет, да, если Майдан/ДНР победит, то к власти придут Швондеры, да, мною манипулируют, да, да…  Но Майдан/ДНР лучше чем ничего. Подайте мне новую шину!

Взаимное заражение

Летом 2005 года группа исследователей отобрала 63 жителя штата Колорадо, чтобы обсудить три спорных вопроса: однополые браки, политику, направленную на устранение последствий дискриминации, и глобальное потепление. Около половины участников были консерваторами из города Колорадо–Спрингс, в то время как другую половину составляли либералы, живущие в городе Боулдер. После того как участники заполнили опросные листы о своих личных взглядах по трем темам, они были разделены на десять групп: пять консервативных и пять либеральных. Затем каждая группа в течение некоторого времени обсуждала вопросы с целью достижения консенсуса по каждому из них. После обсуждения участники снова заполнили опросные листы.

 Результаты исследования поражали. В каждом случае обсуждение среди единомышленников привело к тому, что исследователи назвали «идеологическим усилением». Взгляды людей обострились и упрочились:

 «Во–первых, группы из города Боулдер стали придерживаться еще более либеральных взглядов по всем трем вопросам; группы из Колорадо–Спрингс – еще более консервативных. Таким образом, обсуждение способствовало усилению экстремизма. Во–вторых, в каждой группе наблюдалось увеличение консенсуса и снижение разнообразия во взглядах участников… В–третьих, в результате обсуждений резко усилились различия взглядов либерально настроенных жителей города Боулдер и консервативных жителей Колорадо–Спрингс. До начала обсуждения отмечались значительные совпадения взглядов людей из двух разных городов. После обсуждения количество этих совпадений существенно уменьшилось».

 Исследование выявило особенность человеческой природы и групповой динамики, которую уже давно отметили психологи: чем больше люди обмениваются информацией с другими людьми, которые имеют похожее мировоззрение, тем более экстремальными становятся их собственные взгляды. Один из организаторов колорадского эксперимента, профессор Чикагского университета Кэсс Санстейн в своей книге «Инфотопия» (Infotopia) объясняет: «Когда объединяются единомышленники, это часто приводит к усилению их предубеждений и распространению ложных представлений». Они «в конечном итоге принимают более экстремальную позицию, чем до начала обсуждения». Это явление, о котором сообщает Санстейн, зафиксированное «в сотнях исследований, проведенных более чем в десяти странах», может в худшем случае «заложить основу экстремизма и даже фанатизма и терроризма»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *