Государственные стабфонды

Цитата из книги Ф.Котлера «Хаотика»

Государственный стабфонд (sovereign wealth fund, ГСФ) является принадлежащим государству инвестиционным фондом, составленным из финансовых активов как акции, облигации, имущество, драгоценные металлы, или другие финансовые инструменты. ГСФы существовали в том или ином виде в течение многих десятилетий, они резко увеличились численно с 2000 года. Некоторые и них содержаться исключительно центральными банками, которые накапливают денежные средства в ходе управления национальной банковской системой. Фонды такого типа, как правило, оказывают наибольшее влияние на экономику и финансы. Другие ГСФы это просто сбережения государства, которые инвестируются различными юридическими лицами.

Во время глобального финансового кризиса в 2008 году, несколько американских и европейских финансовых учреждений избегали банкротства, принимая инвестиции из ГСФ китайского правительства и различных арабских королевств. Это много говорит о развитии стран третьего мира, так же как о том, кого конкретно будет «делать волны» в новые времена.

В этой новой главе экономической истории движущие силы глобализации, которые работали последние пятьдесят лет больше не будут играть свои доминирующие роли. Процесс перераспределения денег и власти в мире в сторону от Соединенных Штатов и Европы к к богатым ресурсами странам и странам, быстро проходящим этап индустриализации в Азии шел полным ходом в течение многих лет после террористических атак 11 сентября, когда Китай, Россия, Ближний Восток, и другие развивающиеся экономики начали накапливать огромные запасы наличных средств, поскольку глобализация дала соответствующий толчок, когда цены на нефть, природный газ и другое сырье взлетели.

Государственные стабфонды получили в последние годы глобальное влияние на международные рынки. Они инвестировали в ряд финансовых компаний Уолл-стрит, таких как Citigroup, Morgan Stanley, и бывший Merrill Lynch, когда эти компании нуждались во вливании наличности вследствие потерь, возникших в начале ипотечного кризиса в январе 2008 года. Огромный ущерб, который принес кризис в конце 2008 только ускорял процесс преобразования.

Богатые принадлежащие государству инвестиционные фонды Китая, Сингапура, Абу-Даби, и Кувейта управляют активами почти на $4 триллиона и они и сегодня и в обозримом будущем получили доступ на Уолл-стрит и главные лондонские и европейские торговые площадки. Именно они, в значительной мере, создают большие волны (см. рисунок 1-5),

Рисунок 1-5. Крупнейшие десять национальных стаб.фондов в 2008 году (миллиард $).

Большинство ГСФ-ов все еще проводят осторожную политику, оглядываясь на события в недавнем прошлом. Например, Инвестиционная корпорация Китая инвестировала $3 миллиарда в первичное публичное размещение акций компании Blackstone Group в июне 2008, а до того, $5 миллиардов в Morgan Stanley в декабре 2007. В обоих случаях это привело к большим потерям в течение месяцев после инвестиций. Кроме того, падение цен на нефть сократило поток наличных средств в эти фонды.

Но время может быть на стороне ГСФ-ов. С долгосрочными прогнозами по поводу серьезной рецессии в Соединенных Штатах и Европе, продолжающейся и в 2010 году; американские и европейские акций становятся дешевеют каждый месяц и американские и европейские возражения покупателям из Азии, России, и Ближнего Востока становятся также все более слабымb. В то время как мир испытывает глобальную рецессию, денежные вливания из этих регионов, помогающие стабилизировать Западные экономики, будут приветствоваться.

Большая часть турбулентности, в конечном счете являющейся результатом инвестиций ГСФ в эти рынки, может проистекать из скрытых чувств национализма и протекционизма. До того, как Запад начал протягивать руки в жестах радушия, прося деньги у ГСФ, чтобы помочь стабилизировать их шаткие финансовые рынки, был широко распространен скептицизм как в США так и в многих европейских правительствах. Примером тому могут быть события 2006 года, когда американское правительство отклонило предложенные инвестиции в несколько главных американских морских портов со стороны Dubai Ports World.

И цинизм продолжал существовать, порождая большое количество заявлений, сделанных в середине 2008 года американскими законодателями и аналитиками конгресса, заявлявшими, что нерегулируемые операции ГСФ-ов других спекулянтов способствовали драматическому колебанию цен на нефть в последние месяцы и что массивные инвестиционные пулы, которыми управляют иностранные правительства являются теперь крупнейшими спекулянтами Соединенных Штатах в торговле нефтью и другими товарами первой необходимости, такими как зерно и хлопок. Затем в конце 2008 года, президент Франции Николя Саркози заявил на встрече европейских лидеров, что у Европы должен быть свой собственный ГСФ, чтобы выкупать доли в компаниях, пораженных глобальным финансовым кризисом и защищать их от «хищников», подтверждая свое предыдущее обещание защитить невинные французские (и другие европейские) компании от «чрезвычайно агрессивных» ГСФ.

Скрытые страхи перед невероятно богатыми и непрозрачными национальными стаб.фондами неизбежно подольют масла в огонь протекционистских чувств, когда пройдут финансово нестабильные времена. Усиление этого страха будет питаться врожденным презрением, которое существует у многих людей на Западе в отношении олигархического и государственного капитализма, оба из которых распространены на многих развивающихся рынках с самыми большими ГСФ-ами.

В конечном счете, посредством поглощений и инвестиций, которые будут проводить ГСФ-ы в США, Европе и других Западных экономиках, роль государства (часто недемократического) в мировой экономике будет быстро возрастать, и это неизбежно будет приводить к обратной реакции со стороны Западных правительств и компаний, создавая новые источники турбулентности и хаоса в котором должны будут существовать компании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *