Злачное место

6:30 утра, столица. Едем собирать и включать холодильную камеру. Работы на три дня. Сзади бусика едет прицеп с сендвич-панелями, гермодверью, испарителем и холодильной установкой. Ну и материалы — по мелочи. Приехали. Разбудили бомжей. В столице есть место бомжам — есть метро, где зимой можно переночевать. А сейчас они спят на улице. Концертный зал. Вход в фойе через несколько, стоящих в ряд, металлоискателей. Фойе оформлено в мрачных тонах, по типу дискотеки. Стойки, где можно поставить стакан, есть, но какие-то специально маленькие. Так и есть — тут бывают дискотеки. На стене большой экран висит с показаниями уровня шума. Еще на стене висят автоматы, продающие жетоны — локальную «валюту». Жетоны можно купить только карточкой. Кеша в зале нет вообще. Сами жетоны меняются на напитки в баре или тратятся на покупки в торговых автоматах, также развешеных на стене. Можно померять уровень алкоголя в крови. Можно купить беруши. Тут же  над автоматом висит объявление, что беруши можно всегда взять бесплатно на стойке бара. Другие. Но, бесплатно. Я не выношу громких звуков и всегда обхожу дискотеки стороной именно поэтому. А вот тут — гуманизм. Можно и на дискотеку пойти и уши в трубочку не свернуть.


На разгрузку — полчаса. Так показывает дорожный знак. Значит, надо разгрузиться и эвакуировать машину подальше от фасада. Разгружаемся. Один из бомжей, на понятном только ему языке, активно помогает советами и комментирует процесс. Еще пара бомжей просто наблюдает за халявным зрелищем — другие люди работают. Пока разружаемся, зрители подтягиваются. Почти все с бодуна и уже с опохмелом в руке. Холодильник будет стоять на кухне. Кухня на минус первом этаже. То есть, без окон. Изверги. Кухня большая. Хм, надо будет погулять по помещению, понять, зачем им такая кухня. Наблюдаю, как администрация элегантно решила вопрос двуязычия. Чтобы никого не обижать все надписи — на английском. В том числе и предупреждение о том, из чьего кармана будет чиниться лифт, если вдруг кто-то додумается останавливать двери руками, а неспециальной кнопкой.

Разгрузились. нам предложили запарковать машину на заднем дворе театра. Место есть. Улочка только узкая и загромождена, к тому же, строительными лесами, прицеп придется руками протащить. Паркуемся. На стенах — граффити с пропагандой гомосексуализма. Вернее, с пропагандой толерантности к гомосексуализму. Почему-то на английском. Понравился плакакт (вернее, нарисованный на стене сюжет) с лесбиянкой, которая говорит зрителю, что порно — неправда. Лесбиянки так сексом не занимаются. В порно девушки занимаются сексом так, как занимались бы этим мужчины.  Еще плакат про усыновление геем.  Два парня, младенец на руках, подпись :»Если дети, воспитывающиеся в гей-семье имеют больше шансов стать гомосексуалистами, то откуда тогда берутся гомосексуалисты, родившиеся в гетеросексуальных семьях?» Был еще бородач,  говорящий,  что он не гей,  а просто у него были сексуальные отношения с мужчинами». Таких сюжетов было штук 15. Вокруг воняло мочой человеков. Но, при этом, была песочница  для собачек. Как интеренсо, собачкам нельзя мимо песочницы, а человекам можно. Еще было классное графитти со свиньями. Большие, на пол дома свиньи, лежащие одна на другой.

На заднем дворе с удобствами расположилось еще несколько бомжей — даже с матрасами и картонными коробками из под холодильника. Один, увидев суету, сразу слинял. Второй, который оказался женщиной, просто накрылся тем, что было для него одеялом, и продолжил спать на своем матрасе.

Собираем морозильник. Рядом стоит комьютер, наверное, шеф-повара. Так и есть. Пришел шеф. О-па… по английски говорит. Иностранец. У шефа черная униформа и черный колпак, который, почему-то как-будто надут и завален на затылок. Потом выяснилось — колпак был полон дредов, которые в распущеном виде — до пояса. Носим инструменты. ЗА кулисами все украшено портретами исполнителей, хорошо сделаными портретами в том совещении, которое было на сцене. Динамичные фигуры в эмоциональных позах. О… Наташа Королёва… Нет, обознался. Или… Лолита? Нет, тоже другая.  За кулисами склады всего — от света до шампанского и от дополнительных кресел до пустых бутылок.

Морозильник собирается аки Лего или Икея. Но это не самое трудное. Просто — самое прикольное. Ведь еще начинка и агрегаты и сам запуск системы. Все это — отдельная история.

Удалось погулять по концертному салу. Крутая студия звукозаписи. Гардероба нет, но есть шкафчики для вещей с ключиками. Сам концертный зал с партером, который может быть и с креслами, может быть и танц-полом, иожет быть и местом со столиками — вот для чего ресторан. Ах да, с одного из входов — кафешка — ресторан и для нее. Над партером — трибуна по типу второго яруса стадионов. По бокам, слева и справа от партера — 6 этажей балконов. Обычных таких театральных балконов, у которых вместо передней стенки обычные стальные поручни. Театр-колодец. На балконах нет сидячих мест. Толпа смотрит, перегнувшись через перила. Надо будет ознакомитсься с репертуаром. Тем более, что беруши раздают.

Собрали камеру. Повесили испаритель, нашли место и закрепили конденсатор с компрессором. Остальное — завтра и послезавтра. Пока работаешь внутри собраной камеры, начинаешь потеть. ВСе-таки, хорошая у нее теплоизоляция, что даже с открытой дверью она начинает тебя парить. Уже 4 часа, поехали домой. Выходим… на дворе духота. Хорошо, что мы в подвале работали, все-таки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *